Слушать

Трехизбенка после войны: разбитая школа и патроны в детском саду

07 августа 2015 - 12:41 191
Facebook Twitter Google+
Сельские советы в зоне АТО были недавно преобразованы в военно-гражданские администрации. Среди них и прифронтовой луганский поселок Трехизбенка

О том, как местные жители пережили этот военный год, и на какое будущее они надеются, в репортаже специального корреспондента «Общественного Радио» в Луганской области, Марии Завьяловой.

Вот уже больше года село Трехизбенка, непосредственно прилегающее к линии разграничения, остается одной из самых горячих точек в Луганской области. Обстрелы из всех видов вооружения, боевые столкновения и работа диверсионно-разведовательных групп давно являются ежедневной реальностью жителей многострадального поселка. И хотя 7 июля 2014 года Трехизбенка перешла под контроль украинских сил, жить здесь по-прежнему небезопасно.

Сейчас в поселке переходный период, рассказывает «Общественному радио» подполковник Руслан Ткачук, заместитель главы военно-гражданской администрации Трехизбенки:

«Встановлюється військово-цивільна адміністрація згідно закону України про введення замість сільских рад військово-цивільних адміністрацій в прифронтових містечках і селищах. Отже в Трьохізбенці чимало проблем і головне завдання нового органу влади — це підтримання конституційного порядку і забезпечення всім необхідним громадян України. Зокрема зараз проводиться ремонт середньої школи Трьохізбенки, таким чином з першого вересня, сподіваємось діти підуть в школу».

shkola_v_trohizbynci_na_luganshchyni.jpg

Школа в Трьохізбинці на Луганщині
Школа в Трьохізбинці на Луганщині

Местная школа год была базой для размещения вооруженных сил Украины и неоднократно подвергалась обстрелам. Администрация вновь смогла войти в школу 15 июля 2015 года, и нашла ее в ужасном состоянии, рассказывает Галина Алексеевна Васильева, директор школы. Она просила не показывать ее лицо:

Галина: За счет обстрелов у нас есть повреждение кровли, дыра в крыше, и вылетели окна — стекла, окна. Все остальное — человеческий фактор, уничтожено наше имущество, частично имущество исчезло и все остальное было просто в грязном, ужасном состоянии.

Корр: За счет чего вы сейчас это все ремонтируете?

Галина: Областной бюджет выделили деньги — миллион (гривен — прим. автора). На эти деньги ремонтируется кровля, и окна вставляются.

Корр: А инвентарь и все остальное?

Галина: Нет, ничего, больше денег нет. Все остальное люди моют сами, работники школы вымывают, вычищают, сами все делают.

Женщина затруднилась ответить, какое именно подразделение размещалось в школе, хотя слово «Айдар» написано на половине классных досок. В течении года 70 из 179 оставшихся учащихся занимались в помещении сельской амбулатории, отмечает она, а из 24 учителей осталась работать только половина.

doshka_u_shkoli_v_trohizbynci.jpg

Дошка у школі в Трьохізбинці
Дошка у школі в Трьохізбинці

u_shkoli_roztashovuvalysya_ukrayinski_biyci_0_0_0.jpg

У школі розташовувалися українські бійці
У школі розташовувалися українські бійці

«Месяцами были обстрелы, мы сидели без света, без газа, без тепла. В общей сложности мы три месяца были без света, два раза по полтора месяца. Ну и то, что день-два не было света — на это уже никто не обращал внимания», — говорит Галина.

poshkodzhennya_cherez_viyskovi_diyi.jpg

Пошкодження через військові дії
Пошкодження через військові дії

obstrilamy_u_shkoli_vybyti_vikna.jpg

Обстрілами у школі вибиті вікна
Обстрілами у школі вибиті вікна

novi_vikna_dlya_shkoly.jpg

Нові вікна для школи
Нові вікна для школи

Но если у школьников есть шанс приступить к занятиям в этом году, то открытие единственного детского сада, в котором также последний год размещались военные, пока под вопросом. Вера Ивановна Сотникова, заведующая трехизбенского ясли-садика «Ромашка», говорит, что боится всего. Военных, как и из школы, здесь выводили в спешке, во дворе садика осталось множество гильз от оружия различного калибра и отстрелянных РПГ, обнаружили и ящик с патронами. Прежде чем приводить все в порядок, здание должны проверить саперы.

«Был большой беспорядок, два дня мы здесь все подметали, выгребали, все, что опасное — в сторонку, нам сказали. Ну опасные предметы находили некоторые, вот сейчас я отдала военному. Вон те опасные предметы стоят, которые мы тоже не знаем, куда их. Ну, в принципе, спасибо, что освободили здание, надолго или нет, не знаем. Сказали, пока еще пусть все так, как есть, не нужно окна открывать, не нужно пока деток вселять. Нам нужно первым долгом, чтобы специалисты изучили вопрос по разминированию, все, что мне сейчас нужно. Это прежде всего. Как только скажут, напишут акт, что все безопасно, тогда мы начнем уже полный порядок наводить. Тогда уже мы забор там сделаем как-то, своими силами, и будем привлекать. Но будем стараться, чтобы возобновить, восстановить работу в детском саду, теперь уже в нашем доме родном», — говорит Вера.

zbroya_bilya_dytyachogo_sadka.jpg

Зброя біля дитячого садка
Зброя біля дитячого садка

Руслан Ткачук рассказывает, что военные не раз помогали людям в особенно сложные зимние месяцы — дровами и продуктами, и введение нового органа власти сделает эту помощь эффективнее. Он говорит, что главным источником дохода для местных жителей всегда было выращивание плодово-овощных культур:

«В кожному городі тут величезні, на цілий город, теплиці. Люди дуже працелюбні. Вони нажаль зараз не можуть спілкуватись зі Слов’яносербськом — це їхній колишній районний центр, зараз вони підпорядковані Новоайдару, оскільки йде лінія розмежування і ще три місяці тому вони мали змогу пересікати, однак через активність бойовіків так званої ЛНР були перекриті офіційні пункти пропуску. Це одна із великих проблем, що вони не можут допомогти своїм рідним, які знаходяться по ту лінію, і там величезні ціни, і вони хотіли б чимось зарадити — ті ж самі огірки, помідори, якісь закрутки передати. Однак, поки що їм доводиться об’їжджати, оскільки на Луганщині офіційного перетину немає, то їм доводиться їхати аж через Донеччину».

Однако, отмечает Руслан, новая инициатива правительства по созданию логистических центров призвана решить эту проблему. Луганская администрация обещает запустить их к 24 августа, и жители оккупированных территорий смогут приобретать там продукты по украинским ценам.

zhyteli_trohizbynky.jpg

Жителі Трьохізбинки
Жителі Трьохізбинки

Тем не менее, жизнь местного населения по прежнему больше всего осложняют военные действия. Местная жительница, пожилая Александра, ни на день не покидала Трехизбенку и рада уже тому, что обстрелы теперь происходят только ночью:

Александра: А как я уеду? Бросить все, жалко же все. И дом, и все есть. Дети уехали, а я осталась. Одна, конечно… Как вот вдвоем кто еще — не так страшно, а как один в доме — очень страшно, когда бомбежка идет.

Корр: Вам никто не помогает?

Александра: Где, дома? Да нет, конечно, нет. Ну а кто мне будет помогать? Сама я. На огороде там, все ж таки какую-то копеечку заработаешь.

Александра добавляет, что с уменьшением обстрелов немало жителей вернулось в поселок, на улицах снова появились дети.

Разговаривать для записи простые жители не очень хотят, зато в личной беседе активно жалуются на жизнь и трудности, через которые им пришлось пройти, вспоминают погибших и искалеченных односельчан. Во всем они винят украинское правительство и военных в любой форме и с любой стороны. Главное, в чем все согласны — лишь бы не стреляли. Все остальное можно пережить в буквальном смысле этих слов.

Программа «Люди Донбасса», Мария Завьялова из Трехизбенки специально для «Общественного Радио»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.