Слушать

В Краматорске работает Центр помощи участникам АТО в Донецкой области

06 апреля 2016 - 16:43
FacebookTwitterGoogle+
Про сложности в работе центра, и о том, как чиновники относятся к демобилизированным бойцам АТО, рассказала координатор центра Татьяна Савченко

— В принципе, в создании центра трудностей не было. Сверху поступило распоряжение. Помещение было выделено. Другое дело, что чиновники плохо идут на сотрудничество. Упираются всеми силами выполнять льготы. По любому пункту. Вот берём медицину. Пришёл боец. Он демобилизировался. У него были травмы. Ему нужно пройти ВКК. Он уже демобилизирован и он может проходить, где ему удобно. Приходит, а ему говорят: у тебя не хватает какой-то справки. Приходит к нам: посмотрите, какой справки не хватает. Подскажите, что мне делать? Все есть. Идём с ним лично в больницу к замглавврача по ВКК. Она говорит: да нет у него тут документов. Посмотрите, пожалуйста, каких конкретно не хватает документов? — спрашиваем. Нет у него какой-то справочки. Вы посмотрите внимательно. С третьего раза она находит эту справочку. А, да, есть. Думаем, ну всё, больше с ней проблем не будет. А с следующим человеком та же петрушка. Каждый раз так.

— Ситуация никак не улучшается? Обращались, чтобы повлияли на врача? Поговорили с ним?

— А дело в том, что на данный момент у нас нет врача горздрава. Поэтому есть выполняющий временно обязанности и она не имеет компетенции решать все вопросы. Это чисто человеческий фактор. В одной больнице главврачу звонишь. Всё нормально. Всё решим. Всё будет хорошо. В другую больницу звонишь — там не положено. Это всё говорит о политическом настрое человека.

— А зависит к какой больнице приписан военнослужащий?

— Да. Но они не военнослужащие, они же демоблизированные в большей части. Да по прописке. Есть такие нюансы.

Татьяна Савченко рассказала, какие еще вопросы помогает решать Центр помощи участникам АТО в Донецкой области:

— В нашей области, как объяснили представители департамента Государственного земельного кадастра, у нас человек, который отвечает за оформление земельных участков, остался в Донецке. Поэтому его сейчас нет. И этими вопросами занимаются частные фирмы. В итоге это очень дорого. Если оформление участка 2 гектара стоит, в государственном — порядка 4 тысяч, то у частника — 15-16. Вот в этом сложность.

— А какой-то заместитель не назначен в Краматорске?

— Видимо, не назначен. По крайней мере, нам так объяснили.

— Это такие сложности только в нашей области? В «Краматорской»?

— Да. Но хорошо, что нашли выход: в Константиновке есть представители государственные. Они не знаю как правильно называются, но они государственные. У них выходит 4-5 тысяч. Вот ребята сами искали и нашли этих людей, дали нам данные. Теперь мы направляем к ним. Следующая проблема, которую тоже сейчас пробуем решить: дети участников АТО имеют льготу, такую, как бесплатное проживание в общежитии. Те, которые учатся в ВУЗах. Например, Харьковский политех решил остановить эту льготу, до какого-то особого распоряжения. Хотя это закон Украины. 

У нас не строится жильё. Участники АТО имеют первоочередное право на получение жилья, если они имеют жилищные проблемы. У нас есть один участник АТО, который на данный момент лечится, возможно, даже ему «светит» инвалидность. У него двое детей, они проживают в однокомнатной квартире. Сложность в том, что не строится жильё. Нет жилого фонда. Что-то есть, но оно в таком убогом состоянии.

Какая ситуация сложилась? Есть квартира, освобождается. Допустим, бабушка умерла. Или какие-то не благополучные социальные. Осталась квартира не приватизированная. Её предлагают. Человек смотрит, а там столько в неё вкладывать, на ней столько долгов висит. У него просто нет финансовых возможностей сейчас вложиться в этот ремонт. Поэтому, если она у него будет, то за неё платить. А жить ты в ней не можешь. Человек отказывается — и очередь застопорилась.

— А из позитивного есть какие-то моменты? 

— Помощь. Вот автошкола заработала. Направляли ребят. Ребята ходили. Теперь они начинают учиться. Это реально, да. С медосмотрами: с ссорами, с проблемами, но ребята проходят медосмотры. Ребята попадают к врачу. Человек болеет, у него проблемы — его направляют на УЗИ. УЗИ у нас в городе, по-большей части, платное. Он имеет льготу, вопросы решаются, проходит — это бесплатно. Сейчас обзваниваем ребят, собираем документы к 5 мая. Подать заявление, объясняем: как, объясняем: куда.

— Какое заявление? Куда?

— Нужно предоставить расчётный счёт. Кому куда. Кто мобилизировался военнослужащий, тому в военкомат. Кто имеет какие-то пенсионные выплаты или инвалидность, пенсию получает, тому в совбез. Кому куда.

— Какова ваша база? Как вы информируете? У вас есть телефоны?

— Нам звонят. Висят билборды. Нам звонят и обращаются за помощью и мы их анкетируем. А потом, если что-то изменяется, какие-то новости, обзваниваем, предупреждаем, сообщаем. Висят билборды. Висят объявления в совбезах, в военкоматах. 

— Можно сказать, что тут собрались люди сами?

— Да. Неравнодушные. Называется: 5 месяц без зарплаты, без ничего. Уйти не можешь, так как кто-то может позвонить. И по очереди стараемся здесь дежурить.

— А вам кто-то помогает? Волонтёры или государство? Есть какая-то финансовая помощь?

— Ничего нет. Единственное — нам ОДА выделила оргтехнику и коммунальное предприятие выделило канцелярию. Приходят добрые люди приносят чай и кофе, иногда он заканчивается. Так и живём.

Телефон Центра помощи участникам АТО в Донецкой области: 0668099848.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.