Слушать

Волонтер может провести на оккупированную территорию только 50 кг гуманитарки в день

17 сентября 2015 - 12:58
FacebookTwitterGoogle+
Об этом рассказал Александр Николаевич — волонтёр из Киева, который уже почти год возит гуманитарные грузы на Восток Украины

Мужчина не назвал свою фамилию в целях безопасности. Он помогает не только жителям территорий, находящихся под контролем украинской власти, но и жителям оккупированной территории. Гуманитарную помощь волонтер передает от киевской Церкви Святого Павла. Подробнее о том, как волонетры попадают под обстрелы, чем помогают и как передают гуманитарный груз на оккупированную территорию, узнавал корреспондент «Громадського радіо» Дмитрий Пальченко.

Александр Николаевич: Ездим регулярно раз в неделю. Это не только Дружковка, это Лисичанск, Рубежное, Северодонецк, Артемовск. Выезжали на горячие точки, военным возим также гуманитарку. Были случаи, когда в Гранитном обстрел начался, приехали днем, выезжали поздно ночью. Фары не включаем, тормоза не жмем, полный газ, чтобы в нас не попали, слышен свист, огни… Не было ни жилетов, ни защиты, никакого обмундирования, страх был очень сильный. Пару недель назад мы были в Сартане, обстрел сразу после нас… Мы были в тот день, когда Мариуполь обстреливали.    

Раньше ездили тремя автобусами, сейчас одним. Он забит продуктами — порядка 2 тонн. И плюс докупаем уже здесь. Большая часть — продукты, медикаменты. Когда коммуны переселенцев живут вместе, может стиралочку привести. То, что очень надо. Провожу больше на Востоке времени, чем в Киеве с женой, детьми. 

И все на мне здесь: закупка, выдача, расфасовка. Ездит нас максимум два человека. Водитель только я один.

volontery_0_0_0.jpg

Волонтеры
Волонтеры

Дмитрий Пальченко: Вы уже, наверное, весь Донбасс изучили?

Александр Николаевич: Очень хорошо знаю, лучше, чем свой родной город Белая Церковь. Сейчас направляюсь, планирую попасть в детский дом в Яковлевке, угостить их фруктами. Туда мы регулярно возим фрукты, памперсы. Из-за того, что это детский интернат, им нужна лицензия, документы, что все куплено в магазинах, максимум на базах. Некоторые интернаты переживают, что, когда нет какого-то документа, они не могут взять продукты.

Передаем передачи на оккупированные территории в определённые церкви, помогаем. Приезжают оттуда друзья, дьяконы церквей, они помогают людям, которые нуждаются в питании. У нас продуктовая помощь плюс библии — духовная пища. Сейчас туда не разрешают перевозить. Я, бывает, отгружаю тонну, а он (дьякон, — ред.) говорит, что не может вывести за один день. Можно 50 кг на человека, а я привез автобус. И он не может вывести отсюда туда. Это считается контрабандой. Хотя у него документы есть, что он волонтер. Но там очень сильно «щимят» тех, кто хочет помочь.

Как минимум, раз в месяц мы передаем туда (на оккупированную территорию, — ред.) большой пакет продуктов и духовную пищу. Церкви делают бесплатные обеды.

Бывает такой момент: сидит женщина, ты ее кормишь. А она на тебя плохо смотрит, не хочет тебя видеть, но берет помощь. И до тебя слухи доходят, что ее муж сейчас стреляет в наших пацанов. То есть такие моменты, но ты ведь знаешь, что она все равно нуждается, она хочет есть, пить. Дай Бог, теплее к людям будет относится.

Дмитрий Пальченко, программа «Люди Донбасса» для «Громадського радіо»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.