«Ждем, когда эта война закончится», — боец ВСУ

22 марта 2016 - 15:59 332
Facebook Twitter Google+
Корреспондент «Громадського радио» Мария Завьялова вместе с волонтерами побывала на передовых позициях 128 отдельной горно-пехотной бригады в районе Песок

Мы выехали вечером, чтобы прибыть в Пески с утра, меня взяли с собой волонтеры.

Микроавтобус был до потолка забит собранной отовсюду помощью: продукты питания, которые не входят в обычный набор от Минобороны, лекарства и носилки для медслужбы, аптечки, хозяйственные мелочи, бензиновый генератор, а главное тепловизор и обзорная труба. Сейчас, когда боевые действия на Донецком направлении активизировались, эта техника на передовой является предметом первой необходимости.

img_7411.cr2_0.jpg

Волонтеры раздают гуманитарку // Мария Завьялова/Громадське радіо
Волонтеры раздают гуманитарку

img_7403.cr2_.jpg

На позиции ВСУ в районе Песок // Мария Завьялова/Громадське радіо
На позиции ВСУ в районе Песок

Наше путешествие по позициям 128 отдельной горно-пехотной бригады началось около 8 холодного утра. Волонтеры раздавали помощь и общались с бойцами, а они нас кормили, поили и показывали, как обустроились на новом месте.

img_7419.cr2_.jpg

Военнослужащие принимают бензиновый генератор // Мария Завьялова/Громадське радіо
Военнослужащие принимают бензиновый генератор

Замкомандира БМП-1 128 ОГПБ Ростислав рассказал, что его подразделение перевели в район Песок две недели назад, а до этого он нес службу в районе Станицы-Луганской. С ноября по март он был на плановой ротации на полигонах, и вот, вернулся с сослуживцами в зону АТО, сменив 93 бригаду.

img_7462.cr2_.jpg

Боец 128 бригады Ростислав // Мария Завьялова/Громадське радіо
Боец 128 бригады Ростислав

«Ростислав: Тут на посту нічого поки що не прилітає, але коли тут була 93, тут поряд, буквально в парі метрів від нас, прилітали снаряди.

Марія Зав’ялова: А коли ви сюди приїхали, що тут було?

Ростислав: Тут був блок-пост, було два бліндажі, один з яких згорів, одна будка. Але тут хлопці не жили, в них навіть генератора не було, вони заїжджали сюди на 12 годин. Нас поселили сюди на постійно, ми не змінюємося, живем тут».

Ростислав сказал, что, когда бойцы 93 бригады передавали им этот блок-пост, оставили буржуйки, боекомплект, а также рассказали и показали, что и откуда может прилететь.

img_7467.cr2_.jpg

\"Мастерская\" на блок-посту // Мария Завьялова/Громадське радіо
«Мастерская» на блок-посту

Видно, что работа по обустройству идет полным ходом: неподалеку аккуратными столбиками уложены нарезанные деревянные «диски» — ими уже выложена часть территории. Работа нужная — несмотря на легкий мороз, под ногами густая грязь, комками налипающая на ботинки.

Дорога на следующую позицию как раз из этой грязи и состояла, поэтому туда нас повезли на давно доказавшей свою проходимость в АТО «таблетке» (УАЗ-452, — прим. автора). «Гуманитарку» перегрузили и через минут 20 основательной тряски искусный водитель довез нас до одной из «нулевых» позиций 128 бригады в районе Донецка.

img_7495.cr2_.jpg

Дорога между позициями // Мария Завьялова/Громадське радіо
Дорога между позициями

Из крайнего окопа здесь хорошо видно, как из трубы на позициях боевиков идет дым.

Боец 128 ОГПБ Геннадий показывает, откуда по ним стреляют. Служит 9-й месяц, сам родом из Славянска — собственными глазами видел, как все начиналось:

«Я видел, как дети с автоматами бегали по городу и стреляли друг в друга, один круче другого. Я все видел, до последнего был. Ждем, когда оно закончится, когда-то же эта война закончится. Не идти нельзя, потому что все видели, кто находится на той стороне».

img_7516.cr2_.jpg

Вид из бойницы на наблюдательном пункте в районе Донецка // Мария Завьялова/Громадське радіо
Вид из бойницы на наблюдательном пункте в районе Донецка

Он говорит, что на неподконтрольных территориях закон — это боевики. По его словам, они стреляют как в сторону украинских позиций, так и по контролируемым ими же населенным пунктам, а местным жителям рассказывают, что это украинская армия.

«Мы реально не стреляем. Нас той ночью обстреляли: с 10 вечера и до часов двух ночи.

Мария Завьялова: А из чего стреляют?

Геннадий: Минометы, БТР подъезжает и стреляет, двойка стреляет. Вон с того холма стреляли фосфором. До этой посадки долетает и разделяется на пять штук. Неделю назад где-то. Оно горит, прямо земля горит, вы ж видели, знаете, как оно. Горела вся посадка, вот так».

img_7523.cr2_.jpg

Окоп на передовой // Мария Завьялова/Громадське радіо
Окоп на передовой

Семья Геннадия не знает, где он, для них он находится на полигоне в Днепропетровске. Ни о чем близких не просит, чтобы не раскрыть место пребывания. Он подтверждает слова своего сослуживца о том, что 93 бригада, уходя на ротацию, многое оставила им.

«Я вам хочу сказать, что ребята оставили и кабеля, и лампочки, и даже зимние ботинки, куртки и шапки. Волонтеры вещи привезли. Не видел, что здесь было, но за то, что оставили, спасибо большое ребятам…»

Его слова прервал пулеметный огонь в нашу сторону.

«Надо сюда отходить», — отвел меня Геннадий в небольшое укрепленное место в окопе. Над головой ломались ветки. Когда все закончилось, мы пошли к машине. Темнело — это традиционное время для начала обстрелов, говорят бойцы, — наблюдатели миссии ОБСЕ покидают линию разграничения, и боевиков уже ничего не сдерживает.

Традиционное отчетное фото возле привезенной «гуманитарки» получилось не совсем традиционным — над головами снова засвистели пули, и мы залегли у пакетов и коробок.

К счастью, никто не пострадал, поэтому все происходящее было воспринято с юмором. За два года войны подобные инциденты стали нормой, а не слишком зацикливаться на них вошло в привычку.

Нашей финальной точкой стал один из крайних опорных пунктов в районе Песок. Тепловизор и обзорная труба предназначаются именно сюда. Мама бойца 128-й Сергея — учительница киевском лицее «Голосеевский» (школа 241) — с помощью родителей была собрана необходимая сумма, и Татьяна Корбут, которая давно заботится об этой бригаде, доставила драгоценный груз на позицию.

«Сегодня мы получили тепловизор, плюс продукты, плюс медикаменты, плюс обзорную трубу для наблюдения. Без тепловизора ночью очень тяжело. Продукты тоже, потому что то, что дают от армии — однообразно. Есть одно и то же надоедает, а привезенное все-таки вносит разнообразие».

img_7534.cr2_.jpg

Сергей и Татьяна с тепловизором // Мария Завьялова/Громадське радіо
Сергей и Татьяна с тепловизором

img_7540.cr2_.jpg

Бойцы изучают новый тепловизор // Мария Завьялова/Громадське радіо
Бойцы изучают новый тепловизор

Но есть и кое-что еще. Волонтеры — это связь с большой землей, с теми, кто ждет их дома. Это и источник информации, особенно в условиях преобладания пророссийских и российских СМИ вдоль линии разграничения. Это возможность немного отвлечься от войны, окончания которой здесь ждут больше всего на свете.

Мария Завьялова из Песок специально для «Громадського радіо»

img_7423.cr2_.jpg

Пески // Мария Завьялова/Громадське радіо
Пески

img_7628.cr2_0.jpg

Сгоревший украинский танк // Мария Завьялова/Громадське радіо
Сгоревший украинский танк

img_7614.cr2_0.jpg

Поваленніе обстрелами деревья вдоль дороги в Песках // Мария Завьялова/Громадське радіо
Поваленніе обстрелами деревья вдоль дороги в Песках

img_7603.cr2_.jpg

На передовой часто живут домашние животные // Мария Завьялова/Громадське радіо
На передовой часто живут домашние животные

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.