Детям в крымской школе запрещают общаться между собой на родном языке

02 сентября 2015 - 17:20 720
Facebook Twitter Google+
Об этом журналисту «Общественного радио» рассказали родители учеников крымского села, в котором 70% населения составляют крымские татары и турки

Крымскотатарский язык попал под запрет с первых дней оккупации, рассказывает мать двоих учеников. Ее дочь в прошлом году имела неосторожность во время урока обратиться к однокласснице на крымскотатарском. Мать девочки, говорит: учительница  сказала, что на татарском она будет общаться на соответствующем уроке.Свое требование педагог объяснила достаточно неожиданно:

«Не разговаривайте на татарском — может вы нас матюкаете. Дочка пришла и меня спрашивает: разговаривать, мам, или нет? Я сказала — разговаривай. Учительнице отвечай на русском, а между собой разговаривайте на татарском. Почему она не должна разговаривать? Я сказала — пусть разговаривает», — рассказывает мама семиклассницы.

Когда же возник вопрос на каком языке учить детей, женщина выбрала крымскотатарский. Но ей и маме другого ученика отказали, — говорит женщина. 

«Я писала заявление на татарский язык, а рядом женщина сидела и говорит: «Я хочу, чтобы мой ребенок изучал татарский язык». На что учительница сослалась на слова директора. Якобы та  сказала: татары имеют право изучать родной язык татарский (русские — русский, украинцы — украинский). Учителя украинского языка нет, русский — идет как всеобщий, а татарский вы не имеете право изучать, так как ты не крымская татарка. «Вы не татары» она сказала», — вспоминает разговор с директором школы женщина.

Крымскотатарский, как и украинский языки из школьной программы убрали. Но, если в школе не осталось даже учителя украинского, то с крымскотатарским, казалось бы, немного легче — есть факультатив. Но что представляют из себя факультативные занятия? 

«Крымскотатарский язык сейчас не идет как урок, а идет как кружок. Идут получается в третий-четвертый класс, собирают там несколько человек — и идет факультатив. И то, знаете, учительница приезжает откуда-то, сама татарка и ей выделили половину ставки что ли… Полную зарплату не берет, говорит: «Я ради вас, я хочу детей научить татарскому языку». У нас даже книжек нет. Она сама делает ксерокопии книжки и дает детям. В папке они лежат, вот так они уроки делают», — рассказала мама школьников.

Дефицит учебников татарского языка был не всегда. Мама учеников говорит, что учебники крымскотатарского языка попросту сожгли, учебники украинского тлели в тех же кострах. 

«Я как-то им сказала, было у нас здесь собрание. Они вообще татарский язык хотели убрать. Я начала возмущаться. Они мне знаешь что сказали: не нравится тебе что-то — переходи в другую школу в соседнем селе. Это десять километров». 

И это при том, что в селе 70% жителей — мусульмане. 

«Вот у меня дочка в шестом классе. В классе всего 22 человека. Может, четверо русских, татар человек шесть или семь, остальные — турки».

При украинской власти подобных запретов не было. Изучали и русский, и татарский, и украинский.

«Два или три урока в неделю. Русский язык два урока в неделю был, два урока татарского и еще два урока украинского было. Ну, одинаково. А сейчас сказали, украинского нет, русский — четыре часа, а татарский — факультатив, как кружок».

Председатель Центра гражданского просвещения «Альменда» правозащитница Ольга Скрипник утверждает, что происходящее в школе не вписывается ни в какие правовые нормы. В том числе, российского законодательства.

«Нужно констатировать, что на самом деле дискриминация особенно в отношении крымскотатарского народа и украинской общины, она не просто случайна, а стала конкретной системой. И началось это с весны прошлого года. Что касается крымских татар, то грозились и школы их закрывать. Школы они отстояли. И в принципе это является даже нарушением тех обязательств, которые пытается взять на себя Россия и местная власть. То есть гарантирования всех трех языков: украинского, крымскотатарского и русского. Как мы видим, это нарушается».

Подобная практика применялась и в отношении украинского языка, говорит правозащитница. В прошлом году родителей запугивали, заставляли писать заявления о том, что они хотят продолжить обучение детей на русском.

«В местах компактного поселения крымских татар сейчас такая же практика используется. Она является незаконной с любой точки зрения, даже с точки зрения российского законодательства. Имеет место крайняя форма дискриминации, потому что, говоря о крымских татарах, надо понимать, что это еще и коренной народ», — говорит Ольга Скрипник.

Кроме того родители говорят: с нового учебного года питание в школах будет платным. 

«Тридцать восемь рублей платит государство, восемнадцать рублей — с вас. А я говорю, а у меня нет денег, так чтобы каждый месяц вам полторы тысячи платить, я хочу отказаться. Мне не надо. Я, говорю, ребенка сама покормлю. В час уроки заканчиваются — отправляйте домой. А мне: Вы не имеете права отказаться. Вы обязаны заплатить за питание ребенка. Я говорю, в час уроки закончились — отправьте домой. А мне говорят: Нет, вы не имеете права. «Если ты откажешься», — мне говорят, — «то придут судебные приставы, ювенальная юстиция (в белых рубашках такие ходят). Если ты родил, но не можешь его обеспечить — одеть, обуть, кормить, то тебя лишат материнских прав», — возмущается мама школьников.

По словам Ольги Скрипник, это банальное запугивание, грубая дискриминация крымских татар.

«Что касается запугивания детей, то нет такой нормы, чтобы забрать детей. Потому что, чтобы забрать детей, нужно лишить родительских прав и ограничить родительские права. Понятное дело, что эта женщина как мать, она их абсолютно не нарушает. Более того, она пытается сделать все возможное, чтобы ее дети реализовали свое законное право на обучение  на родном языке».

А еще, рассказывают родители, с этого года в школах вводят форму. Многим она не по карману. При ее отсутствии грозят не допускать детей к занятиям. Уже были случаи, когда руководство школы от слов переходило к делу.

Корреспондент из Крыма специально для Общественного радио.

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.