Слушать

«Лучше будем платить в казну, чем ментам в карман», — бывшая секс-работница

08 июля 2016 - 08:34 520
Facebook Twitter Google+
В Киеве презентовали фильм «Белый танец». Он посвящен сотрудницам коммерческого секса. Зрители смогли задать самые острые вопросы героиням фильма

Ксения Кравцова, режиссер фильма признается, что во время работы над картиной она по-другому посмотрела на этих девушек и женщин, старалась сделать его для широкой аудитории, но пока что фильм увидят члены жюри и посетители фестивалей.

p_20 160 707_1 639 131.jpg

На презентации фильма "Белый танец" // Громадське радіо
На презентации фильма «Белый танец»

«Есть такой стереотип. Что проститутки — это блондинки, они без души, они последние, оторванные люди, а я в них увидела то, что они такие же женщины, как и мы с вами. У них есть душа, у них есть проблемы», — говорит режиссер.

Она отмечает, много секс-работниц — выпускницы интернатов, которые не приспособлены к жизни, не имеют хорошего образования, но в тоже время хотят красиво одеваться и нормально зарабатывать.

Среди героинь фильма Ксении Кравцовой есть несколько человек, которых вполне устраивает такой заработок. Они не собираются уходить из «профессии» и ждут изменений в законодательстве.

«Они считают, что это — полноценная работа, которая должна поддерживаться государством. Собственно, они за это борются», — рассказывает режиссер.

Одна из героинь фильма — Елена — не побоялась рассказать свою историю на камеру во время съемок и также пришла поучаствовать в дискуссии. По ее словам, оставшись с маленьким ребенком и больной матерью, она пыталась найти состоятельного любовника, но в итоге «это» стало ее основным заработком.

«Приезжали клиенты, знакомились через интернет и я так с ними работала. На это надо намного меньше времени. Потом я устроилась на работу, но этого не хватало , чтобы купить лекарства и прокормить семью. Я работала не один год так», — вспоминает Елена.

Ей удалось покинуть сферу коммерческого секса. Это произошло тогда, когда она решила свои финансовые трудности.

Уйдя из «профессии», женщина помогает тем, кому сделать это не удалось. Елена — сотрудница благотворительной организации «Легалайф-Украина», которая занимается защитой прав женщин, задействованных в сфере сексуальных услуг.

Ее руководитель, Наталья Исаева , подчеркивает, что представители этой организации называют себя секс-работниками, а соглашаются на нее в основном из-за безвыходного положения. В него чаще попадают женщины: отмена пособий при высоких тарифах, отказ работодателей принимать на работу женщин с маленькими детьми. При этом у большинства состоящих в организации есть и другая работа:

«Кто-то даже и учителями работает, кто-то в милиции, в прокуратуре, кто-то — продавцами в магазинах, а когда выходные в магазинах — подрабатывают таким образом».

p_20 160 707_1 650 451.jpg

Учасники дискуссии // Громадське радіо
Учасники дискуссии

Во время дискуссии у Натальи спросили, как обстоят дела с интимными услугами в зоне проведения АТО. Она отметила, что там пока еще работают представительства различных фондов, которые проводят профилактику ВИЧ. Они выдают лекарства, средства индивидуальной защиты:

«Это и заместительная терапия где возможно…Хотя, на Донбассе уже все…закончились последние препараты, что там вообще будет с людьми твориться с пациентами, не понятно», — рассказала Исаева.

Основной вопрос, который по-разному формулировался во время дискуссии: не хотят ли секс-работницы легализовать свою деятельность?

«Я знаю опыт ста стран, где это так или иначе регулируется или легализировано, или признано, или декриминализировано, где нет никакой ответственности или же шведская модель, скандинавская модель — там, где клиенты караются, но сами секс-работники не караются.

Мы готовы платить налоги. Мы лучше будем платить налоги в казну, чем будем платить ментам в карманы на очередные новые «тачки» и поездки за границу всей семьей там отдохнуть», — рассказывает глава фонда «Легалайф-Украина».

В тоже время Наталья отмечает, что речь идет не от частном предпринимательстве, поскольку оно не предусматривает социальных гарантий. Скорее секс-работниц устроила бы легализация публичных домов:

«Сейчас, на данный момент даже на том же Донбассе, в зонах АТО на востоке Украины очень много женщин идут зарабатывать, чтобы как-ты выжить…они идут работают на два фронта — и с нашими вояками, и с теми вояками, на «брониках» катаются…Разное есть…и насилие есть, и нормально там работают».

Она не исключает, что женщины, которые сейчас оказывают сексуальные услуги на Донбассе, в мирное время не стали бы этим заниматься, и прекратят, когда их материальное положение улучшится.

«А милиция именно вот этих ситуативных – первый раз где-то что-то – они и ловят для «галочек», вымогают, чтобы составлять протоколы.

Очень часто вымогают деньги, потом манипулируют, рвут эти протоколы, строчат какие-то липовые… Был случай, когда к члену нашей организации, на нее пришел в сельсовет протокол. Она говорит: не моя подпись под протоколом. Смотрит на дату и говорит:  «А я в этот день рожала ребенка. Как я могла «надавати послуги», — говорит Наталья Исаева.

Но парировать в данном случае было некому. Как отметил исполнительный директор Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека Вадим Пивоваров, их организация направляла официальное письмо в полицию с приглашением принять участие в дискуссии, но по неизвестным  причинам правоохранители на мероприятие не пришли.

Валентина Троян, проект «Права людини», «Громадське радіо»

Материал создан при поддержке Фонда им. Генриха Бёлля

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.