Слушать

Луганским пограничникам не хватает медикаментов и запчастей для техники, — волонтер

10 августа 2015 - 17:00 203
Facebook Twitter Google+
Пограничники — первые, кто держит удар, когда нападают на страну, поэтому и обеспечение их должно быть на высоком уровне. Но жизнь далека от идеала...

Елена Билоус — одна из немногих волонтеров, кто помогает защитникам рубежей. Об условиях, в которых несут службу пограничники, знает не по наслышке. Например, говорит Елена, около трёх месяцев на территории погранотряда пылится поломанный БТР. Сумма на его ремонт нужна не космическая — 60-80 тысяч гривен, но процесс почему-то затягивается.

bylous0_0_0_0_0.jpg

Елена Билоус, волонтер
Елена Билоус, волонтер

«Запросы регулярно пишутся. По крайней мере из того, что я слышу. Вот у нас есть живая проблема — ремонт бронетехники, которая, на моей памяти, месяца четыре решиться не может. Сейчас собрать сумму, чтобы починить БТРы, я не в состоянии. Но после того, как привезла первые колеса и кое чего ещё, начала интересоваться — не соблаговолит ли государство. Ну, вот прошло три месяца, государство не соблаговолит пока», — говорит Елена.

Олег Слободян, пресс-секретарь пограничной службы утверждает: ситуация не настолько критична:

«Цей БТР боєздатний. Там є деякі технічні неполадки, але вони легко усуваються і гроші на їх усунення виділені. Єдина проблема по цьому БТРу те, що там гума неякісна і потребує заміни, але наряд на заміну цієї гуми він також є і він буде закритий найближчим часом», — объясняет ситуацию Олег Слободян.

Также Олег Слободян добавил, что сейчас идет обновление транспортного парка пограничников. УАЗы и «Патриоты» российского производства заменят на современную европейскую технику.

Но, если с ремонтом техники можно повременить, то лекарства нужны здесь и сейчас. А они в дефиците. Не хватает кровеостанивливающих препаратов, антигестаминных. А с началом жары — сердечных, — говорит волонтер Елена Билоус:

«Элементраная нехватка техники, постоянная нехватка запчастей, нехватка медикаментов. Причем, начиная от простых медикаментов от простуды, головной боли и заканчивая тактической медициной, о которой наше управление не имеет ни малейшего представления. Максимум, что есть, если это можно отнести к «тактике» — это жгуты эсмарха… По идее, это прописано  в законодательстве и даже есть забюджетированные статьи этих расходов, но статьи в бюджете есть, а денег нет».

В Красной Таловке, по словам Елены, у бойцов не хватает элементарных лекарств. Погранслужба такую информацию опровергает, но уточняет — не хватает аптечек. 

«Немає проблем з медикаментами на Красній Тавловці, тим більше з тими медикаментами, які потрібні в першу чергу. Мається на увазі, для надання медичной допомоги при застудах чи, навіть, при пораненнях. Єдине, що ми дізналися від персоналу, який несе там службу, що їм би не погано було б зробити певний запас медичних аптечок. Ми це почули, тому найближчим часом медичні аптечки туди будуть направлені», — рассказал пресс-секретарь Госпогранслужбы Украины Олег Слободян.

Отдельная тема, говорит Елена, — головные уборы пограничников, те самые зелёные береты. По уставу их сотрудники должны носить всегда. Но ходить в них в сорокаградусную жару не очень комфортно. А приходится, когда начальство приезжает с проверкой.

 «Есть у нас чудная история с беретами. У наших же пограничников есть плюшевые береты шерстяные… И вот, если согласно уставу одеваться, то береты должны быть. Ну, если 40 градусов жары и одеяло на голове — это тепло. Обычно такое применяется перед приездом высокопоставленного генерала какого-то и тогда все у нас на блокпостах надевают касочки не зависимо от того надо или не надо, но тепленько в них обычно при температуре 40 или вот эти беретики», — рассказывает волонтер.

Такая же история и с формой. На рассчитана она на наше знойное лето. За свои деньги можно купить то, что душе угодно, а точнее — приятно телу. Но формы от государства хватает максимум на месяц, а берцы выдаются по одной демисезонной паре на 4 года. Учитывая качество и нынешние военные условия снашиваются они за 6 месяцев, говорят пограничники.

«По форме у нас грустная история, потому что у нас мобилизованому, насколько я знаю, положено две формы в год, контрактнику — одна. Почему так, я не знаю. Есть отдельные части, по которым положена форма одна раз в четыре года. Для понимания — любая форма, наша, которую я наблюдала на нашем блокпосту, когда ты надеваешь ее по жаре или по холоду, а сверху надеваешь броник, она протирается максимум за месяц. причем, она протирается до такой степени, что там уже латки не на что ставить», — делится впечатлениями Елена.

Немного легче, по словам Елены, призывникам. Им помогают собраться родные, а если человек из села, то всем селом стараются одеть, обуть, насколько можно помочь с питанием.

«Сейчас мобилизованные притащили за собой ещё четверть снабжения. Грубо говоря, кто-то приехал из Ивана-Франковска. Ему иванофранковские ещё что-то подсобили».

По словам Олега Слободяна, скоро все пограничники получат форму нового образца. Причем, она будет одинаковая для всех украинских военных — ВСУ и Нацгвардии в том числе.

«Що стосується кліматичних умов, то, мені здається,тут проблема не в беретв, тому що військовослужбовці, які несуть службу в зоні АТО, вони мусять бути і в касці, тобто захащати голову від можливих влучень і також в бронежилеті, щоб зберегти своє життя. Зараз в Україні створений єдиний зразок форми для всих збройних формувань, в тому числі і для прикордонників. І ця форма одягу передбачає кепку для того навіть, щоб не демаскувати себе, а також для того, щоб відповідати тим стандартам, які впроваджуються в державі. Кепка, в даному випадку, вона так само не може полегшити життя в умовах високих температур, тому що і берет, і кепка — головні убори, що додають додаткових градусів до тих, що є вже у повітрі, але, тим не менш, плюс кепки в тому, що там є козирьок, який захищає обличчя і очі від додаткового сонячного навантаження», — рассказал Олег Слободян.

Но проблемы у пограничников не только с обеспечением, но и со списанием чего-либо. Рассказывает волонтер Елена Билоус. Например, после учений сотрудники собирают гильзы и сдают их.

«Наша проблема — списание чего бы то ни было, потому что пограничники — единственные военные, которые после учений собирают гильзы. Расстилается бушлатик на земле, идёт отстрелка, а потом собираем гильзы, потому что мы их сдаем. В ВСУ такого нет, в Нацгвардии такого нет. Знаю абсолютно чудные истории из жизни, когда человеку выговор влепили за сэкономленный бензин. Ну, потому что километраж большой, а бензина потрачено мало. Это плохо», — говорит Елена Билоус.

Собирать гильзы после учений и сдавать их — законодательная норма, говорит Олег Слободян. Почему в других вооруженных формированиях поступают иначе, комментировать не берётся. Но, говорит, пограничники в данной ситуации действуют по закону.

«Є чіткі вимоги статута і чіткі вимоги законодавства, які регламентують порядок використання боєприпасів. Це за неправильне використання чи неправильний облік і списання боєприпасів передбачена кримінальна відповідальність. Тому той порядок, який в даному випадку описується, то це нормальний порядок, як це повинно робитися. Тобто боєприпаси списуються по кількості відстріляних гільз», — комментирует  Олег Слободян.

В тоже время, рассказывает Олег Слободян, когда в прошлом году обострилась ситуация на Востоке страны, передавалась техника и не всегда была четкая отчетность об использованых боеприсах. Сейчас такие вопросы поднимаются военной прокуратурой и по ним проводяся служебные расследования. 

«Це дуже відповідальна місія, дуже важливе питання і ми дієм так, як того вимагає законодавство».

Возвращаясь у вопросу об обеспечении пограничников, Олег Слободян отметил то, что многое в этом вопросе зависит от командиров. Не всем удается наладить обратную связь с Киевом. Отсюда и нехватка медикаментов, и запчастей для транспорта. О многих проблемах, по словам пресс-секретаря Госпогранслужбы, в столице узнают от волонтеров.  Просят и в дальнейшем сообщать подобную информацию, но не в целом, а с указанием конктерных частей, где есть нехватка чего-либо, и, если есть какие-то нарушения.

Валентина Троян, проект «Права людини» для «Общественного радио»

Kiew_deut_o_c(1)Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.