Слушать

Для збереження робочих місць в ОРДЛО люди мають проявити проукраїнську позицію, — Гармаш

25 февраля 2017 - 14:01 1167
Facebook Twitter Google+
Говоримо про блокаду непідконтрольних територій Донбасу і її перспективи

У студії «Громадського радіо» — журналіст Сергій Гармаш.

Любомир Ференс: Нещодавно у своєму Фейсбуці ви написали, що одне з ваших джерел повідомило вам про те, що база даних переселенців у внутрішній сітці Міністерства соціальної політики України є знищеною. Йшлося про те, що база даних була знищена кимось з так званої «ДНР». Можете прокоментувати цю інформацію?

Сергій Гармаш: Я доверяю своему источнику на 100%. Это даже не вопрос доверия, а вопрос компетентности. Этот человек точно знает. Был взлом. База была уничтожена. Она уже восстановлена. Поэтому вопрос не в том, что ее нет. Вопрос в том, что люди с той стороны получили доступ к системе, то есть взломали ее. Кроме того, мы не знаем, была она украдена или нет. Скорее всего она была украдена. Официальные источники отрицают эту информацию. Я уверен в своем источнике, но говорить об этом официально я не могу.

В чем опасность? Во-первых, там есть актуальные адреса переселенцев. То есть люди, которые получили доступ к этой базе, уже знают, где живет человек, квартира которого находится там-то. Такую квартиру легче ограбить или национализировать. Также там есть данные по участникам АТО. Это самое плохое.

Едуард Лозовий: З недавнього часу з’явилася нова «страшилка». Йдеться про те, що підприємства, які згортають виробництво у зв’язку з блокадою, опинилися перед загрозою націоналізації з боку «ЛНР» чи «ДНР». Наскільки серйозною є така небезпека?

Сергій Гармаш: Еще в июне 2014 года «ЛНР» заявила о том, что все предприятия, кроме тех, владельцы которых поддерживают ополчение, будут национализированы. Как мы знаем, с тех пор ни одно предприятие в «ЛНР» не было национализировано. Здесь 2 варианта: или их владельцы — Ахметов и Тарута, поддерживали ополчение, или национализация — это очень сложный вопрос.

Едуард Лозовий: Гірничі виробництва — це дійсно дуже складна штука. Але, наприклад, заправки та супермаркети націоналізують без особливих проблем.

Сергій Гармаш: Да, такая практика есть и в «ДНР», и в «ЛНР». Там отжали кучу заправок, но это не очень влияет на промышленность. Промышленность же является основой экономик этих республик. И сейчас стал вопрос о том, что предприятия будут национализированы. Я думаю, что такая вероятность однозначно есть. В любом случае им придется делать что-то с этими заводами. Им в любом случае придется решать проблему занятости своего населения. Но на данном этапе это давление на владельцев этих предприятий.

Если давление не сработает, то будет проходить процесс национализации. Но я бы не сказал, что людям, которые работают на этих предприятиях, от этого станет легче. Потому что одномоментно решить вопрос с поставками сырья и сбытом продукции они не смогут. Сейчас Россия вливает 2 млрд. в эти предприятия, а так ей придется вливать 10 млрд. То есть позитив блокады заключается в том, что происходит удорожание для России этой донбасской авантюры.

Едуард Лозовий: Бізнес не знайде вихід з цієї ситуації? Вони можуть знайти можливість реімпорту власної продукції під виглядом не їхньої продукції.

Сергій Гармаш: Вопрос адресности стоит на втором месте. На первом месте стоит вопрос о том, что сырье поставляется из Украины и основная отгрузка готовой продукции идет в Украину. Сразу переориентировать рынки сложно.

Любомир Ференс: У своєму Фейсбуці ви пишете про те, що співпрацювати потрібно з тими підприємствами на окупованих територіях, співробітники яких відкрито заявлять про те, що вони живуть на території України і є громадянами України. Наскільки це реально?

Сергій Гармаш: Я говорю о трудовых коллективах. Если наши чиновники говорят о том, что там работают патриоты Украины, пусть они это покажут. Пусть они поднимут над заводом украинский флаг. И тогда кого расстреливать? Заводскую трубу, на которой висит флаг?

Любомир Ференс: Але не все так просто. Коли я був на території Донецька, там свиснути не можна було без слова Ахметова.

Сергій Гармаш: Если у него будет желание сохранить свое предприятие и сделать его реально украинским, то он может это организовать. Если люди хотят сохранить свои рабочие места, им достаточно проявить свою гражданскую позицию. Главное — политическая воля руководителей предприятия и менеджмента.

Едуард Лозовий: Але керівництво невизнаних республік теж керується своїм розумінням політичної волі. Чи не направлять вони туди якийсь батальйон, щоб навести лад?

Сергій Гармаш: Я не верю в это. Мы прекрасно понимаем уровень политической и информационной огласки. Европа признает, что это украинские территории, и Россия признает, что это украинские территории. Почему люди на украинской территории не могут поднять украинский флаг? «ДНР» и «ЛНР» — это всего лишь организации. Если лидеры «ДНР» и «ЛНР» предпримут какие-то массовые репрессии, для них это плохо закончится со всех сторон. В том числе и с российской.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.