Когда украинцы смогут летать за границу за 10 евро?

31 июля 2016 - 12:21
FacebookTwitterGoogle+
На европейском рынке есть возможность полетов не только за 10 евро, но и за 5 или 2. По словам авиэксперта, в прошлом году 12% всех украинских пассажиров перевезли именно лоукосты

dsc05550.jpg

Сергей Хижняк // «Громадське радио»
Сергей Хижняк

Про лоукосты и авиасообщения с Украиной говорим с авиаэкспертом Сергеем Хижняком.

Дмитрий Тузов: З’явилась інформація про те, що лоукости — бюджетні авіакомпанії, збираються повертатись до України. Це правда?

Сергей Хижняк: Они массово никуда и не уходили. У украинцев распространен миф о том, что у нас нет лоукостов.

Дмитрий Тузов: Завжди хочеться більшого. Мешканець Європи може собі дозволити долетіти з Варшави у Стокгольм за 10 євро. У нас поки що це доволі складно.

Сергей Хижняк: На европейском рынке есть возможность полетов не только за 10 евро, но и за 5 или 2. В прошлом году 12% всех украинских пассажиров перевезли именно лоукосты. Вместе с тем, у нас цены на лоукосты стартуют от 100 евро и выше в зависимости от направления и дня вылета.

Министерство инфраструктуры заявило о том, что сейчас идут переговоры с лоукостами. Мне кажется, наибольший шанс вхождения на украинский рынок имеет компания «Wizzair». Они знают рынок, а их знают на рынке.

Дмитрий Тузов: Важливо, щоб не відбулась монополізація ринку однією компанії.

Сергей Хижняк: Мы хотим, как мед, так ложкой.

Ирина Сампан: Міністр інфраструктури сказав, що пасажирські перевезення почнуть працювати тільки з 2017 року. Чому?

Сергей Хижняк: Сегодня для лоукостов нет никаких ограничений, но европейские компании планируют все заранее. На что обращают внимание лоукосты при входе на рынок? Во-первых, это платежеспособный спрос, а во-вторых, стоимость обслуживания в аэропортах.

Дмитрий Тузов: Але ж ви самі сказали, що європейці інколи платять 2 євро за переліт.

Сергей Хижняк: Самое интересно, что лоукосты работают на богатых рынках. Им нужен пассажиропоток. Если между Лондоном и Женевой летаю 20 рейсов в день — лоукосты будут работать, если между Киевом и каким-то европейским городом есть только 1 рейс, это будет сетевая авиакомпания.

Дмитрий Тузов: Запровадження безвізового в’їзду може позитивно вплинути на цю ситуацію?

Сергей Хижняк: Безусловно. Чем меньше ограничений, тем лучше для лоукостов. Остается вопрос платежеспособного спроса. У нас много кто мечтает о поездке в Париж, но мало кто может себе это позволить.

Дмитрий Тузов: Зі зниженням цін це не буде відчутним ударом по бюджету.

Ирина Сампан: Twinning — проект підвищення стандартів українських аеропортів до європейських. Що це за стандарти?

Сергей Хижняк: Главная цель этого проекта — подтянуть украинское законодательство и систему регулирования к правилам ЕС. Как правило, это техническая составляющая. Приезжают эксперты, которые знают, как это работает там и помогают нам. Это очень важно и своевременно, поскольку регулирование авиации у нас отстает на 10 лет от передовых стран мира.

Дмитрий Тузов: Україна вже підписала проект «Відкрите небо»?

Сергей Хижняк: Украина готова подписать его уже как 3 года, но Европейский Союз не готов. Официальная причина — Гибралтара. Испания и Великобритания не могут определится, чья эта территория.

Дмитрий Тузов: Деякі експерти говорять про те, що українські авіакомпанії не зможуть витримати конкуренцію з європейськими. Наскільки великий цей ризик?

Сергей Хижняк: Этот риск преувеличен украинскими авиакомпаниями. Очень много стран уже довольно либерализованны.

Дмитрий Тузов: Що для простого українця означає підписання цієї угоди?

Сергей Хижняк: В первую очередь, это повышенный шанс для начала работы лоукоста. Сейчас они должны получать разрешение от своих авиационных властей под каждую линию. Кроме того, этот договор повысит стандарты, безопасность и качество перелетов в Украине.

Дмитрий Тузов: Український «Wizzair» блокується кількома країнами. Блокуються саме рейси з України?

Сергей Хижняк: «Wizzair» может летать только в Украину из своего домашнего европейского рынка. Авиакомпания хочет восстановить рейсы из Испании и Италии в Украину, но пока не может получить соответствующих разрешений.

Дмитрий Тузов: Як бюджетність авіакомпаній позначається на безпеці перельотів?

Сергей Хижняк: Нет никаких исключений по отношению к другим авиакомпаниям. Не важно, по чем авиакомпания продает билеты, требования для всех одинаковые. Лоукосты экономят не за счет безопасности, а за счет окупки самолетов, утилизации и повышении эффективности.

Ирина Сампан: Коли ми вже зможемо користуватися послугами лоукостів?

Сергей Хижняк: Никто не может точно ответить на этот вопрос. Лучше не делать спекуляций с украинской стороны, поскольку лоукосты — непредсказуемые компании. Решения принимаются стремительно, поэтому нужно ждать сообщении об открытии рейсов.

Ирина Сампан: Чи є якесь гальмування цього процесу з боку «Державіаслужби»?

Сергей Хижняк: Украинские власти минимально участвуют в процессе. Существует принцип паритета, если мы хотим летать во Франции, то французские компании тоже могут летать в нашу страну.

Дмитрий Тузов: Чи враховують іноземні авіакомпанії події на сході України?

Сергей Хижняк: Ограничений у нас 2 — восточная часть Украины и полуостров Крым. С одной стороны, там невозможно гарантировать безопасность, с другой стороны, непонятно, кто де-факто обслуживает это воздушное пространство. Это очень серьезная проблема, потому что около 80% дохода за обслуживание полетов мы получали как-раз за территорию над Черным морем. Это были транзиты из Европы в Азию.

Дмитрий Тузов: Наскільки наш повітряний простір є привабливим для іноземних компаній?

Сергей Хижняк: Прежде чем открывать рейсы, авиакомпании смотрят на политическую и экономическую составляющие. Авиакомпании не покупают самолеты, а берут их в лизинг и страхуют. Лизингодатель, прежде чем определить стоимость лизинга, спрашивают, куда эти самолеты будут летать. Чем быстрее Украина продемонстрирует стабилизацию ситуации, тем быстрее иностранные авиакомпании зайдут на украинский рынок.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.