Morphine Suffering: Українські музиканти змушені заробляти іншими професіями

Про гастролі у Білорусі і важливість благодійних соціальних акцій говоримо з учасниками гурту Morphine Suffering

З Владиславом Рильським, Андрієм Герасименком і Сергієм Сохряковим — учасниками гурту Morphine Suffering, говоримо про те, чи можна заробити, граючи важку музику.

Євгенія Гончарук: Розкажіть про ваш виступ у Білорусі. Готові там до такої музики?

Владислав Рильський: Были, ездили, понравилось. Приняли нас хорошо. К такой музыке готовы во всем мире, все зависит от людей, а не от страны. Очень трепетно было выступать в Беларуси, представляя свое творчество от имени Украины. В конце концерта весь зал отрывался и нас не хотели отпускать. Люди были очень открытые и добрые.

Євген Павлюковський: Як ви прийшли до проведення різних благодійних соціальних проектів?

Владислав Рильський: Во всех наших текстах заложена идея «краще жити, а не бути». Мы делимся своим опытом и пропагандируем здоровый образ жизни. В соцсетях нам часто пишут поклонники с разными вопросами. Это наша так называемая семья. Часто мы проводим фан-встречи, на которых царит домашняя атмосфера. Сейчас мы хотим запустить проект помощи детским домам и интернатам.

Євген Павлюковський: В чому полягатиме ця допомога?

Андрій Герасименко: С продажи брендированных товаров мы будем переводить какой-то процент, кроме того, мы проведем сбор и закупку необходимых вещей. Это будет происходить под четкий отчет для того, чтобы дети действительно это получили.

Євгенія Гончарук: Ви б не хотіли провести в рамках цього проекту якийсь концерт?

Владислав Рильський: В теории это возможно, если сделать какую-то акустическую программу.

Євген Павлюковський: Чим може український гурт заробляти окрім своєї музики?

Владислав Рильський: Брендированными товарами — футболками, плакатами, чехлами на телефоны, всем, чем угодно. Сказать, что мы много зарабатываем на этом, нельзя. Основным источником дохода любого музыканта являются концерты.

Євген Павлюковський: Вам вдалось побудувати свою роботу так, що ви можете з цього жити?

Андрій Герасименко: Нет, к сожалению, нам еще не удалось это сделать.

Євген Павлюковський: З чого ж тоді живе гурт Morphine Suffering?

Владислав Рильський: Каждый из нас работает.

Євген Павлюковський: Ким?

Сергій Сохряков: Я работаю менеджером проектов, мы создаем софт для наших заграничных партнеров.

Андрій Герасименко: Я занимаюсь коммерцией.

Владислав Рильський: Мы с Андреем и нашим барабанщиком Алексеем работаем вместе. Мы занимаемся поставкой товаров из США в Украину и пытаемся сделать так, чтобы у нас было максимум свободного времени для занятий музыкой.

Євгенія Гончарук: Коли варто очікувати на вихід вашого нового альбому?

Владислав Рильський: Работа над ним идет очень плавно. Мы поставили себе задачу заниматься этим вплотную с 1 июня. Первый релиз мы планируем выпустить осенью, новый альбом свет увидит в 2017 году.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.