Слушать

При отступлении ИГИЛ в Ираке и Сирии, ЕС ожидают новые теракты, — эксперт

17 июля 2016 - 10:47 164
Facebook Twitter Google+
«В Европе не осталось безопасных мест и мероприятий», — с обозревателем по международным вопросам Юрием Мацарским говорим об ответственности ИГИЛ за теракт во Франции

Вечером 14 июля в Ницце грузовик на полном ходу врезался в толпу людей. Почти сразу президент Франции назвал эту трагедию терактом, а вчера ответственность за теракт в Ницце взяло на себя Исламское государство.

Евгения Гончарук: Не так давно був теракт у Німеччині, 14 липня — у Франції. За ці трагедії відповідальність взяла Ісламська держава. Чи можна зараз говорити про активізацію ІДІЛу?

Юрий Мацарский: На самом деле, ИГИЛ берет на себя ответственность за все самое плохое что происходит мире. Если речь идет именно о тех терактах, которые вы перечислили, понятно, что это дело рук или ИГИЛ или тех людей, которые вдохновлялись идеями ИГИЛ. Будут ли новые теракты? Будут непременно. Дело в том, что территория, контролируемая ИГИЛ, сокращается, а война складывается для них самым неблагоприятным образом. Американские бомбардировки привели к тому, что Ирак они фактически сдали. Кроме того, со всех сторон на них давят и в Сирии.

В скором времени они обещают наступление на город Масул, это центральный Ирак. Если курдам или правительственным силам Ирака удастся взять Масул, Ирак от ИГИЛ будет защищен полностью. В то же время, нельзя сказать, что, победив ИГИЛ в Масуле, мы победили ИГИЛ во всем мире.

Главная цель, которую преследует ИГИЛ — заставить западные армии начать наземную операцию в Сирии.

Евгений Павлюковский: Яка за словами аналітиків призведе до колосальних втрат живої сили.

Юрий Мацарский: Конечно. Мы же понимаем, что эта война состоится не в пустыне, где они будут друг за другом бегать по барханам. Это будет война в городах, которые сейчас удерживает ИГИЛ. Они хотят исполнения пророчеств, которые содержатся в их священных книгах. Там говорится о том, что финальная битва между силами добра — исламом и противостоящим им Римом состоится в пустыне, в городе Дабик. Им нужно, чтобы в этот город съехалось максимальное количество сил «антиигиловской» коалиции, и они смогли продемонстрировать силу того самого халифата, за который они себя выдают.

Евгения Гончарук: Наскільки Європа це усвідомлює?

Юрий Мацарский: Хочу напомнить, что французские или американские войска не принимают участия в боях, это в первую очередь инструкторы. В то же время, в течении последних 2 лет после провозглашения халифата время от времени на западе возникают предложения отправить туда военный контингент. Это связано с тем, что бомбить их и дальше очень сложно. На 3-4 вылета каждого американского самолета приходится только одно бомбометание. Эффективность этих полетов не очень высока, хотя это и приводит к тому, что ИГИЛ постепенно отступает.

Кстати говоря, когда брали Фаллуджу, иракская армия совершенно не считалась с числом жертв среди мирного населения.

Евгения Гончарук: Говорять про те, що теракт у Ніці був нетиповим. Чи справді у ІДІЛ є нова тактика?

Юрий Мацарский: Когда произошел теракт на концерте Eagles of Death Metal в зале «Батаклан», тоже все говорили, что это что-то совершенно новое. Сейчас мы должны понимать, что в Европе нет безопасных мест и мероприятий. Те же обыски в Брюсселе показали очень мощную и подготовленную подпольную систему. Многие из террористов знают языки и совершенно не выглядят как исламисты. Пока понятно только одно — чем более серьезные успехи «антиигиловская» коалиция будет иметь в пустынях, тем более мощными будут взрывы в Европе.

Евгений Павлюковский: Теракти сприяють тому, що Європа запровадить більш жорсткий контроль кордону?

Юрий Мацарский: Это то же самое, что пытаться затушить пожар, который давно бушует, заливая его из ведра. Пока это имеет локальный характер, но я думаю, что Европа попытается применить такие меры. Вместе с тем уже слишком поздно что-то предпринимать на этом уровне. Пытаться победить ИГИЛ закрывая границы — бессмысленно. Это работа для спецслужб, которые понимают, как функционирует подполье ИГИЛ и имеют там своих информаторов.

Евгения Гончарук: Чому їм так легко вдається вербувати людей?

Юрий Мацарский: Они могут самым разным людям донести мысль, что ИГИЛ — тот самый халифат, который должен победить зло и установить царство ислама на всей планете.

Евгений Павлюковский: Всі ті, кому можуть донести цю ідею, є ісламістами?

Юрий Мацарский: Все, кто попадают в ИГИЛ — это так или иначе верующие мусульмане. Конечно, исламисты бывают разными. Для тех, кто называют себя настоящими исламистами, ИГИЛ является воплощением зла. Неофиты, которые не очень хорошо разбираются в тонкостях ислама, легко могут клюнуть на удочку проповедника, который по-своему трактует Коран.

Коран написан по-арабски. Коран написан в стихах. Не зря говорят, что его не стоит изучать самостоятельно.

Евгений Павлюковский: Чи пов’язані якось теракти з загрозою територіальної цілісності Європи?

Юрий Мацарский: Нет никакой взаимосвязи между целостностью Европы и терактами. Наоборот, перед лицом этой угрозы страны должны объединятся.

Евгения Гончарук: Часто кажуть, що на виникнення ІДІЛ вплинула Америка. Це правда?

Юрий Мацарский: Во многом это имеет место быть. Когда американцы в очередной раз начали войну в Ираке и сместили Саддама Хусейна, они взялись за местных исламистов. Они держали их долгое время в разного рода лагерях, где они могли знакомится и договариваться о чем-то друг с другом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.