Слушать

Ребенок имеет право на злость, — психолог

11 мая 2016 - 20:58 318
Facebook Twitter Google+
Дети в стрессовых ситуациях должны знать, что дома возле родных они могут быть разными: злиться, плакать, истерить. При этом мама и папа должны принять это поведение

natalya_bratasyuk_1.jpg

Наталья Братасюк // Фото з Facebook странички Натальи Братасюк
Наталья Братасюк

В рамках проекта психо-социальной поддержки «Точки опоры» поговорим о помощи детям в преодолении стрессовой ситуации с психологом, Натальей Братасюк. Она вышла на связь скайпом из Ужгорода. В студии беседу ведут журналистки Елена Терещенко и Лариса Денисенко.

Елена Терещенко: Вы давно работаете психологом?

Наталья Братасюк: Я работаю психологом с 2002-ого года, и у меня есть опыт работы с детьми-переселенцами.

Лариса Денисенко: Есть ли разница в правилах общения с ребенком, у которого стресс в результате вооруженного конфликта или перемещения в друге место, и с ребенком, получившим психологическую травму в других конфликтных ситуациях?

Наталья Братасюк: Если ребенок просто переезжает, потому что папу или маму направляют по работе в другое место, — это одна социальная ситуация. И совсем другое дело, когда по-быстрому собираются вещи, нужно в какие-то сжатые сроки оставить прошлую жизнь и переехать непонятно куда. Ведь сейчас дети часто не сразу попадают в место, где будут постоянно проживать. И это сильнейший стресс.

Лариса Денисенко: Насколько важно для стабилизации психического состояния ребенка понимать, что, даже если и пришлось оставить дом, мама или папа обязательно будут рядом? Насколько важно для ребенка ощущение дома?

Наталья Братасюк: У взрослого человека дом — внутри, там, где он находится. У ребенка этого феномена еще нет, поэтому нужно, чтобы родные отправлялись вместе с ребенком. Дети грустят о своем доме, переживают, что там остались кошка или собака. Они печалятся о школе, о том, что видели из окна, о родных, которые остались на Донбассе…

Стресс от переезда для детей приравнивается к травме, которую мы получаем при утрате близкого человека.

Елена Терещенко: Наши корреспонденты подготовили небольшой материал о специфике вашей работы и о том, с какими проблемами вам приходится иметь дело.

Елена Терещенко: Я немало общаюсь с мамами, которые вывезли своих детей из Донбасса после начала конфликта. И мамы выработали методику: дарить детям какую-то мелочь, напоминающую о доме, чтобы смягчить обиду от того, что взрослые оторвали их от старой жизни, и помочь смириться с этим. Я своему сыну подарила кошку. Прокомментируйте этот метод.

Наталья Братасюк: Это хороший способ поддержать представление о том, что мой дом поехал вместе со мной с самым дорогим, что у меня было. Но такой метод может помочь не всем. Важно, чтобы родители не создавали «скелетов в шкафу».

Как только ребенок становится способен говорить о своих чувствах, о желании вернуться, важно начать говорить с ним.

Родители часто предпочитают не говорить о доме, боясь детских слез и переживаний, волнуются, что не выдержат и сами расплачутся. Это неправильно. Нужно говорить с детьми и доверять им в том, что они смогут выдержать ту ситуацию, которая выпала на их судьбу. Если вы будете рядом со своими детьми в воспоминаниях о доме — это лучшее, что вы можете для них сделать.

А приобрести животное — это прекрасно, ребенку есть куда разместить эмоцию, он может любить этого кота вместо дома, которого уже нет.

Слушатель Николай из Киева: Чув у школі проблему, яку психологи називають «булінг». І є люди, які своє дитинство вважають найгіршою частиною життя, переживши це явище на собі. Як його подолати?

Наталья Братасюк: Буллинг — это запугивание и травля детей. И неважно, на кого натравлена детская агрессия: на переселенца или на коренного жителя. Нужно искать в школе такого взрослого, с которым можно уверенно работать с детьми в этом вопросе. Это может быть и психолог, и классный руководитель: то есть тот, кто напрямую сможет контактировать с детьми и разделяет мнение родителей о том, что травля детей недопустима и с этой проблемой нужно что-то делать.

Такой человек должен дать определение детскому агрессивному поведению, потому что дети не всегда знают, что травля — это плохо. И дальше на их, детском, языке пошагово разбираться. Как правило, это срабатывает.

Елена Терещенко: Наверное, недостаточно сказать, что это плохо и так делать нельзя?

Наталья Братасюк: Нужно установить хороший контакт с детьми, дать название этому явлению, объяснить, что это — агрессия и запугивание. Тогда дети начнут по-другому воспринимать свои действия и переживать, что причастны к чему-то плохому.

Лариса Денисенко: Давайте поговорим о стрессе у детей разного возраста. На что нужно обратить внимание родителям?

Наталья Братасюк: Родители должны обращать внимание на смену настроения ребенка, его эмоциональный фон, перемены в поведении, на то, чем он занимается. Может наблюдаться какой-то регресс: например, ребенок умел разговаривать, а теперь стал говорить плохо, его словарный запас деградировал. Обнаружив такие проблемы, нужно обращаться к психологу.

Слушатель Илья из Луганска: Некоторые родители предпочитают замалчивать проблемы и не рассказывают детям до конца, что происходит на самом деле. Они говорят о переезде, но не говорят о причине. Несколько это этично?

Наталья Братасюк: Если это маленькие дети до двух-трех лет, которые не умеют говорить и не все понимают, им будет хорошо, там, где хорошо родителям. Маленький ребенок проживает то, что происходит сейчас. И если родители спокойны, нетревожны и обеспечивают ощущение безопасности и защиты, тогда ребенок будет более стабильным. Возможно, он будет переживать о том, что попал в новую атмосферу, но со временем адаптируется в новой среде.

Дети 4-7-ми лет не могут сформулировать свои чувства, они могут болеть, капризничать, истерить. Это проявление тревоги, а, возможно, и регресса. Может наблюдаться скатывание в младший возраст, когда ребенок снова начинает непроизвольно мочиться, играть в игры, из которых он вырос, вести себя как маленький и т. д. Это обычно проходит само через месяц-два.

Старшим же детям важно сказать о переезде, мотивируя его мерами безопасности. Не рассказывать страшилки, а объяснить простыми словами, не усложняя.

Слушатель: Чи є якісь контакти центрів дитячого захисту?

Елена Терещенко: Можна зайти на сайт «Громадського радіо, там є вся інформація щодо центрів допомоги, де надається практична, правова, гуманітарна, реабілітаційна та психологічна допомога у вашому регіоні.

Лариса Денисенко: Сейчас вашему вниманию предлагаем послушать, как демобилизованный боец первой волны мобилизации Кирилл Слободянюк занимается культурными и коммуникационными проектами для детей из зоны АТО.

Лариса Денисенко: Кирилл сказал важную вещь: дружественное общение помогает детям в сложных ситуациях. Что вы скажете?

Наталья Братасюк: Это правильно. Еще до войны я была на круглом столе в Киеве, где мы, психологи, говорили политиками, о том, что важно делать лагеря или туристические поездки с востока на запад Украины и обратно. Чтобы дети знакомились, заводили друзей в разных регионах, познавали культуру всей Украины, дабы формировалось целостное восприятие своей страны.

Кстати, подобные туры нужно организовывать не только с детьми, но и со взрослыми. Потому что дети растут в семьях, и, если государство будет разрабатывать такие программы, а в семьях риторика будет иная, то ничего не получится. Нужно что-то делать и начинать лучше с детей, ведь они более восприимчивы к новой информации, им можно показать разные точки зрения на мир и ситуацию в нашей стране.

Лариса Денисенко Мы готовы предложить еще один синхрон с крымчанином Ярославом Пилунским, кинооператором, который сейчас живет в Киеве, и который организовал проект «Желтый автобус», занимающийся проблемой коммуникаций детей на неподконтрольных территориях с детьми на мирных территориях.

Елена Терещенко: Как вам такая идея?

Наталья Братасюк: Это прекрасно, что такие программы есть уже и осуществляются.

Я бы хотела вернуться к теме стресса у старших детей. Нужно обращать внимание на то, что у ребенка может появиться депрессия, когда он переезжает с одного места жительства в другое даже в мирное время. В это время возможно снижение интеллектуальной способности, дети становятся ранимыми, чувствительными, беспокойными. Поэтому к ним нужно относиться бережно.

С другой стороны, дети быстро восстанавливаются, и переживать из-за того, что мы их раним, не стоит. Мера — в дозе.

У старших детей также могут проявляться агрессивность, бессонница и апатия.

Горе и утрата всегда сопровождаются агрессией.  Нужно детям давать возможность вымещать эти чувства в социально приемлемой форме.

Для снятия агрессии подойдут спортивные нагрузки. Можно просто поехать в лес покричать, можно обратится к психологу, который научит и другим методам борьбы с агрессией.

Елена Терещенко: На самом деле, это проблема. Ведь родители, пережившие стресс, в нашем случае переселение и ужас войны, скрывают эмоции и того же требуют от детей: не дают им злиться.

Наталья Братасюк: Это неправильно. Дети должны знать, что дома возле родных они могут быть разными: злиться, плакать, истерить. При этом мама и папа должны принимать это поведение и объяснять детям, как называется то, что они испытывают. Тогда ребенок будет понимать и лучше ориентироваться в своих чувствах и переживаниях.

Взрослый ребенок может затаиться и отгородиться, тем самым направив агрессию на себя. В этом случае нужно обращать внимание на клинические особенности: сон, аппетит, настроение.

Депрессия у детей зачастую выглядит не так, как у взрослых: она сублимируется за апатичностью или гиперактивностью. Важно сравнивать этого ребенка с ним же — в прошлом времени.

Елена Терещенко: Можно же эту агрессию переводить в конструктивное русло?

Наталья Братасюк: Хорошо отдать ребенка на плавание, на контактные виды спорта, ходить босиком, копать грядки в огороде. Можно ходить в походы — давать нагрузку телу и насытить детей позитивными эмоциональными впечатлениями от увиденного на новом месте проживания. Чтобы в своем новом мире они выделили для себя красоту и получили эстетическое удовольствие.

Лариса Денисенко: Перед завершающим вопросом предлагаем вам прослушать памятку о том, как нужно общаться с ребенком.

pamyatka_o_detyah.jpg

Точки опоры // «Громадське радио»
«Точки опоры». Как общаться с ребенком любого возраста

Елена Терещенко: Недавно у нас в эфире была гостья Лариса Косач-Квитка, сын которой мечтает поступать в военное училище. И кто-то из одноклассников демотивировал его в этом стремлении. Как ребенку не поддаться на давление?

Наталья Братасюк: Если это мечта ребенка, и у него была хорошая мотивация, мама может быть рядом и напомнить ему о достижениях, которые он совершил, чтобы приблизиться к этой мечте. Объяснить, что чужие слова — лишь мнение со стороны. И подумать о том, что еще нужно сделать для поддержания уверенности в себе. Иногда нужны еще знания, а иногда — просто откровенный диалог.

Елена Терещенко: Мама этого мальчика, будучи социально активной, вывесила в Facebook пост с описанием ситуации и фотографиями из дневника, и попросила поддержать ребенка. И откликнулось около 1,5 тысячи человек.

Лариса Денисенко: В украинских школах появился новый курс «Шаги к пониманию» в рамках проекта «Учитывай разницу». Цель этого курса — научить детей критическому мышлению и терпимости.

 

Оцените этот материал и предложите свою тему для программы

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.