Борьба добра со злом: кто побеждает в сказках и как это влияет на человечество?

20 мая 2017 - 17:34 215
Facebook Twitter Google+
Становится ли человечество добрее?

В студии Громадського радио — основатель и научный руководитель школы терапевтической метафоры «Доктор Сказка», доктор философии, кандидат психологических наук, практический психолог, сказкотерапевт Разида Ткач.

Наталья Соколенко: Какие качества раскрываются в героях наших сказок? Наверно, это доброта и жестокость. Насколько доброта и жестокость сказочных героев коррелируют с добротой и жестокостью людей, которые живут рядом с нами. И что доминирует в нас самих?

Разида Ткач: На самом деле, существует не так много сюжетов сказок. Сказки изначально несли в себе сакральное знание. Поэтому в основном это были сказки о мироздании, о жизни и смерти, о добре и зле. Сказки отражают то, что наш мир полярен — в нем есть и добро, и зло. Это отражает каждого из нас. Все, что есть в сказках, все есть и в нас. Что-то мы осознаем. Например, мы понимаем, что нужно быть добрыми, добро — это хорошо, и нельзя быть злыми.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Наталья Соколенко: Тем не менее, жестокость проявляется у каждого человека.

Разида Ткач: Это к вопросу о том, что любая сознательная установка, например, убеждение в том, что надо быть добрым, бессознательно вытесняет вторую установку: «Я могу быть и жестоким, и агрессивным». Чем больше идет вытеснение, тем скорее это может прорваться. Поэтому и жестокость, и агрессию, и злость нужно выражать. Разумеется, в социально приемлемых формах. Для того, чтобы эта энергия не копилась внутри и не разрушала человека изнутри.

Дмитрий Тузов: Сами сказки становятся добрее? Или они становятся более жестокими? Я слышал, что сказки как вид фольклора возникли не для детей, а для взрослых. Эволюционируют ли эти истории?

Разида Ткач: Сказки меняются. Они отражают в себе архетипические мотивы, историческую и культурную реальность, а также самого рассказчика.

Есть очень интересный анализ по сказке «Красная шапочка». У братьев Гримм все заканчивается тем, что Красную шапочку проглотили. И там дальше нет ничего. Через 100 лет появляется мюзикл, в котором появляются дровосеки, которые освобождают Красную шапочку. Потом Шарль Перро прописывает эту историю до конца. Поэтому сказки меняются. Но это скорее тема рассказчика, который считает, что так было неправильно. А изначально сказки появлялись как продолжения мифологических сюжетов. Если смотреть на ту же сказку «Красная шапочка», я могу предположить, что это греческий сюжет о том, как Персефона оказывается в царстве Аида, и только вмешательство Зевса (в качестве дровосеков) позволяет ее освободить. Это извечный мир про материнство и про вечную девочку.

Дмитрий Тузов: Как то, что происходит с нами, отражается на сказках? Мы читали сказки о том, что некая страна должна отдавать по несколько своих человек дракону. Это не укладывалось в голове, а ведь это сейчас с нами происходит. Когда я читаю сводки того, что происходит на Востоке, у меня возникает невольная ассоциация с детскими сказками, когда целое королевство каждый день отдавало дракону по 2-3 человека, и непонятно было, что с этим делать.

Де отримати допомогу

Разида Ткач: У вас очень хорошая ассоциация. Вы ее транслируете с позиции сознания. Если окунуться в символизм сказки, то дракон — это символ Великой матери. Дракон, который поглощает, — это материнский комплекс. Архетип Великой матери можно разделить на 2 полюса. Первый полюс — это про опеку и заботу — я тебя рожу, я тебя буду развивать, я тебя взращу. Второй полюс — про то, что я тебя уничтожу. Уничтожить можно и любовью. Материнский комплекс проявляется в виде излишней материнской заботы. Путь героя, путь мальчика, который предполагает, что он побеждает дракона, — это путь освобождения от материнского комплекса, от попытки все время быть в слиянии. Это способ стать самостоятельным, автономным. Поэтому в сказках герой может жениться и создать что-то свое только тогда, когда он победит дракона.

Если это перевести в формат реальной жизни, то это про то, что мужчина только тогда становится настоящим мужем, когда он в жене перестает искать свою маму. То есть он должен победить образ мамы в своей жене.

Дмитрий Тузов: А что насчет знаменитого восточного символа — змеи, пожирающей свой хвост?

Разида Ткач: Уроборос — это первый архетипический символ. Он пожирает свой хвост, он себя убивает, и за счет этого он развивается. А из него появляются все остальные архетипические символы, в том числе символ женского и мужского.

Наталья Соколенко: Давайте послушаем сюжет нашего коллеги Андрея Кобалии о том, как менялись сюжеты сказок с течением времени.

Дмитрий Тузов: Мы видим, что сюжеты сказок меняются с течением времени. О чем это может свидетельствовать?

Разида Ткач: Сценарии меняются. Можно говорить об эволюции сознания. Что в этом хорошего, а что плохого — вопрос спорный. Можно говорить о том, что мы все дальше уходим от мифологического, языческого. У братьев Гримм много разных сказок. Одна из самых страшных — это сказка о мертвой царевне. Суть ее в том, что у короля и королевы не было дочери. Потом родилась девочка. Они решили сделать большой праздник, пригласили всех ведьм, а одну не пригласили. Она обижается и говорит, что через 16 лет их девочка заснет на 100 лет. И действительно, в свое 16-летие она проколола пальчик веретеном и уснула на 16 лет. В более современных версиях говорится о том, что она проснулась от поцелуя принца. У братьев Гримм — от того, что ребенок сосал ей палец и высосал занозу. Оказывается, это ее ребенок. Пока она спала, царь ее насиловал, и она родила двух детей за это время. В самых страшных воплощениях это история маньяков, которые держат в подвалах молодых девушек, рожающих там от них детей. Это архетипический мотив, который проявляется в этих людях.

Есть несколько уровней интерпретации и анализа сказок. Самый глубокий уровень, который мы называем архетипическим, заключается в том, что там есть какая-то мифологическая основа. Например, в Греции есть два серных источника. Возможно, сказка о мертвой царевне опирается на этот миф. Миф состоит в том, что у Гефеса была прекрасная дочь Талия. Она была одной из многочисленных возлюбленных Зевса. Жена Зевса, которая была очень ревнивой, преследовала ее. Зевс, чтобы спасти ее, спрятал ее под землю. У нее родилось от Зевса два ребенка. Это как раз эти два серных источника.

Братья Гримм были очень религиозными людьми. Это патриархальная христианская идея, где вытеснялось все чувственное, а секс разрешался только для рождения детей. Женщина — всегда носитель чувственности, мужчина — носитель знания, духовности. Это не про то, что мужчина такой, а женщина такая, и они не могут быть другими. Это архетипически мужское и женское в каждом из нас. Тогда получается, что женщины и мужчины должны в себе усыпить чувственность, чувствительность, сексуальность в приоритет духовному развитию.

Личный уровень — это переживания. Если пойти по символике, в личном уровне это может быть про то, что голова насилует сердце, когда мы не позволяем себе проявлять чувства, а все время рационализируем события.

Наталья Соколенко: Возрастает ли в Украине уровень агрессии в связи с тем, что у нас идет война? Как это отображается в устном народном творчестве?

Разида Ткач: То, что происходит сейчас в Украине, не может мгновенно отображаться в текстах сказок. Должно пройти какое-то время, тогда это появится. Но это точно отражается на людях и, прежде всего, на детях. Психика всегда стремится к балансу. То, что длится в нашей стране уже 2 года, приводит к тому, что происходит адаптация к этой информации. Когда все это только начиналось, то к нам приводили деток, которые просто боялись выходить из дома. Когда мы говорим про эти глубинные переживания, мы должны понимать, что возобновляются наши инстинкты. У человека в ситуации опасности есть 2 инстинкта — либо убегать, либо замереть. Защищать себя — это больше от осознанности. И дети очень по-разному реагируют — некоторые замирают, некоторые стремятся убежать от этой темы.

Дмитрий Тузов: Дети любят сами себя пугать. Вспомните наше детство, пионерские лагеря… Что начинается в комнатах, когда выключается свет? Дети начинают рассказывать эти ужасные истории про эту ужасную черную руку. Вот что это?

Разида Ткач: В нас есть все, есть и эти полярности. Когда сознание оказывается во власти какого-то доминирующего убеждения, то копится много другой энергии. А психика стремится к равновесию, поэтому ребенок любым способом пытается уравновесить психику. Хотя бы через то, что он создает эти воображаемые жуткие истории. В лучшем случае это сказки. Другой вариант — ребенок может эту реальность создавать и придумывать. Например, у ребенка жестокая бабушка или соседский мальчик его побил. А этого не было на самом деле. Это может говорить о том, что этот ребенок хочет прожить и эти впечатления тоже.

Дмитрий Тузов: То есть чем больше мы говорим ребенку о том, что он должен быть добрым, тем больше в его сознании будут возникать эти страшные сюжеты?

Разида Ткач: Чем больше мы ребенка убеждаем в том, что его развитие должно идти односторонне, тем больше в его бессознательной психике накапливается энергия, которая тоже требует своего проявления.

Наталья Соколенко: Тогда что нужно говорить?

Разида Ткач: Нужно понимать, что это либо прорвется во вне, и тот ребенок, который знает, что надо быть добрым, станет заложником ситуации, либо это прорвется внутрь в виде какой-то болезни. Что надо делать? Надо позволять ребенку проявлять разные чувства. Если в ребенке есть злость, жестокость и агрессия, дайте этому социально направленное русло.

Дмитрий Тузов: То, что сейчас дети играют в стрелялки, выглядит не очень по-доброму. То есть в этом есть и позитивный аспект?

Разида Ткач: В этом контексте — да. Но если ребенок целыми днями играет в эти игры, это опять про одностороннее развитие.

Дмитрий Тузов: Как родителям это корректировать?

Разида Ткач: Нужно быть рядом с ребенком. Дети тем больше играют в компьютерные игры, чем меньше у родителей времени, чтобы с ними общаться. Пожалуйста, пусть ребенок играет. Играйте вместе с ним. Будьте с ним в этом процессе, проследите за его игрой, а потом предложите вместе поиграть в какую-то другую игру или прочитайте ребенку сказку.

Наталья Соколенко: Какую сказку? Я так понимаю, нельзя переборщить с этими установками — «будь добрым», «будь злым».

Разида Ткач: Ни одна сказка не несет в себе послания «будь таким». Сказка просто рассказывает о том, как бывает в мире. С ребенком потом можно обсуждать, хорошо это или плохо. Кроме того, нужно знать, что ребенок может понимать сказку совершенно по-другому, чем вы. Мы воспринимаем все на уровне своих переживаний, своего опыта и своих знаний.

Наталья Соколенко: Что вы думаете о современных сказках?

Разида Ткач: Любые сказки, которые не травмируют ребенка, способствуют здоровому развитию. Но не придумано ничего лучше, чем народные сказки. Любая авторская сказка несет в себе проекции автора. Поэтому лучше всего — народные. Если мы говорим о том, что у конкретного ребенка есть конкретная проблема, то родители могут сами написать для него сказку, которая будет полезна для их ребенка.

К разговору подключается слушательница из Киева.

Ребенку читают сказку, а он плачет. Стоит ли ему читать эту сказку потом еще раз, если она ему нравится. И еще один вопрос: как вы относитесь к сказкам Чуковского?

Разида Ткач: Если ребенок поплакал, а после этого просит прочесть эту сказку еще раз, читайте. Это значит, что сознание ребенка нуждается в том, чтобы познакомиться и с этой эмоцией тоже. Когда ребенок поймет, что он может так выражать свои чувства, эта сказка потеряет для него интерес, и он начнет просить сказку, в которой, например, кто-то убивает. Тогда не надо пугаться. Ребенок будет уравновешивать эти два полюса, в которых есть страдания и то, что приносит страдания. Это нужно для равновесия.

Что касается Чуковского, я недавно делала анализ сказки «Муха-Цокотуха». Любая девочка живет в слиянии с матерью. Она может так прожить всю жизнь. В принципе, женщине хорошо быть в слиянии. Поэтому она стремится создать семью.

Дмитрий Тузов: Но мужчины тоже создают семьи.

Разида Ткач: Это не значит, что в мужчинах нет этой энергии, которая отвечает за женскую их часть. Мы имеем в себе и то, и другое. Так вот для девочки очень важно понять, что во внешнем мире, помимо ее семьи, есть как злые, так и добрые персонажи. Поэтому в сказке «Муха-Цокотуха» появляется сначала паучок, который ее в уголок поволок, а потом — комарик, который ее спасает. То есть эта сказка на уровне чувствования дает ребенку знание о том, что во внешнем мире есть и добро, и зло, но добро побеждает.

Дмитрий Тузов: Предлагаю послушать сюжет корреспондентов Громадського радио, которые выяснили, стали ли люди добрее.

Разида Ткач: Я всегда говорю про то, что, если бы мы становились злее, человечества уже не существовало бы. Конечно мы становимся добрее. Однозначно. Иначе не было бы жизни на Земле.

Дмитрий Тузов: Давайте сделаем какие-то выводы. Как все же сказку обратить на то, чтобы она помогала людям?

Разида Ткач: Можно читать сказки, можно их писать самим. Это не только про визуализацию. Человек создает ту сказку, к которой он внутренне готов. Если человек способен написать сказку, которая хорошо заканчивается, значит он внутренне готов к тому, что все в его жизни буде хорошо.

20_travnya.jpg

Поведінка дитини //
Поведінка дитини

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.