Слушать

Хотите что-то изменить — берите на работу ветеранов АТО, — HR-консультант

12 ноября 2016 - 20:20 329
Facebook Twitter Google+
Во время войны у людей идет переоценка ценностей, потому что на войне материальное уходит на второй план, а душевное, жизненное становится на первый, — Николай Опанасенко, ветеран, HR-консультант

Александр Сторожик, консультант благотворительного фонда «Допоможемо разом», и Николай Опанасенко, ветеран, HR-консультант в организации «Центр зайнятості вільних людей», рассказывают о том, как ветеранам АТО найти себя и свое дело после возвращения с войны.

Ирина Ромалийская: Расскажите, насколько сложно вернувшемуся с войны человеку найти себя?

Николай Опанасенко: Люди немного теряются, потому что во время войны у них идет переоценка ценностей, потому что на войне материальное уходит на второй план, а душевное, жизненное становится на первый. Ты переоцениваешь все: тебе не нужны телефоны, радио, телевизоры, компьютеры. Ты возвращаешься и хочешь быть полезным обществу, хочешь, чтобы общество тебя воспринимало.

Люди, которые шли на войну, имели профессию, с помощью которой они зарабатывали деньги, но они не получали от этого морального удовольствия. И когда они возвращаются и будучи еще там, они начинают переосмысливать это, они переоценивают свою профессию и понимают: «Я хочу заниматься чем-то другим, но на данный момент еще не понял, чем».

 Ирина Ромалийская: Вот это, наверное, самое сложное «не понял, чем» и что же?

Николай Опанасенко: Да, это сложно. Ну, во-первых, надо очень много пробовать, не стесняться. Во-вторых, надо вспоминать, что вам нравилось в детстве, в юности, на кого вы хотели пойти учиться, но мама или папа сказали, что это невыгодно.

Татьяна Курманова: А почему происходит это переосмысление, почему люди не хотят возвращаться к тому делу, чем раньше занимались, как вы думаете?

Николай Опанасенко: Даже если ты не участвовал в самом боевом конфликте, но был где-то рядом, ощущал этот запах смерти и опасности, и понимал, что в любой момент все может закончится, ты начинаешь думать, что может пора начинать заниматься тем, что нравится, жить для себя, а не для социума. Поэтому очень многие люди начинают менять свою профессию.

Один из примеров, к нам обратился один из ветеранов АТО с телефонным звонком, он позвонил и сказал: «Я юрист, у меня 15 лет практики, 10 лет из которых я занимался своей фирмой, но я хочу быть столяром».

Татьяна Курманова: Вот человек пришел, он понимает, что как прежде жить уже не может и не хочет. Как жить по-другому пока неясно, есть только невнятное желание перемен. Как понять, кто ты, какой у тебя есть ресурс, чем тебе заняться?

Александр Сторожик: Прежде всего хочу сказать, что после стресса, связанного с различной военной обстановкой, явление, когда человек переоценивает свои ценности абсолютно нормальное. Не стоит относиться к этому, как к некой болезни. Иногда время, которое тратиться на выход из этого состояния, может быть несколько длиннее, и тогда психологи могут помочь его сократить, сделать его более длинным и комфортным.

Также каждый человек имеет свой уровень стрессоустойчивости. Что для одного может быть стрессом, для второго может быть вполне нормальным явлением. Поэтому, наверное, и не существует единого рецепта, который бы позволил в полной мере реализовать психологическую помощь. Можно говорить лишь о каких-то направлениях, тенденциях.

Я думаю, что причиной проблемности после выхода из зон боевых действий является недостаточная или искаженная информация, на основании которой человеку трудно сделать точный вывод и получить ожидаемый результат. Вследствие этого, к различным бытовым факторам добавляется ложное ощущение своей неэффективности, которое на самом деле действительно ложное, потому что уделив должное внимание набору информации о работах, которые существуют, о существующем рынке труда, о профессиях, о том, какие профессии являются более или менее востребованными, а также на познании себя, можно найти свое место в жизни.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Татьяна Курманова: А как психолог может помочь?

Александр Сторожик: Психолог может помочь познать человеку более глубоко себя, позволить ему поверить в себя, увидеть свои сильные стороны и помочь развить те, которые недостаточно развиты. И, собственно говоря, проект «ПрофКомпас», на котором я работаю психологом, используются в работе благотворительного фонда «Допоможемо разом».

«Допоможемо разом» — это благотворительный фонд, основная задача которого помогать развитию детей. Мы видим будущее в наших детях, и помощь талантливым детям является весомым вкладом в том, чтобы наша страна наполнялась талантами и процветала. Для того, чтобы ребенок мог сориентироваться, если у него есть желание, он проходит специальное тестирование по профориентации.

Дело в том, что в тестировании мы используем некоторую инновацию, которая состоит в том, что мы можем достаточно объективно выявить отношение человека к определенным словам. И по выявленному отношению к ним мы можем говорить о том, лежит душа человека к определенной профессии или нет.

Татьяна Курманова: Я так понимаю, вы считаете, что талант есть у каждого, и у каждого из нас есть к чему-то влечение. А как все-таки этот талант развить?

Александр Сторожик: При выборе профессии можно упомянуть о трех китах, на которых основан этот процесс. Первый кит — это способности человека, это кит «могу». Второй кит — это «надо», это социальные и родительские установки, модные и востребованные тенденции. И третий кит — «хочу».

На сегодня тесты-опросники позволяют определить кит «надо». Также есть тесты, которые определяют способности: лучше считаешь, лучше рисуешь и так далее. Они дают ответ на вопрос, что человек может. А третий кит «хочу» очень часто глубоко ныряет. Это нормальное явление.  С детства мы приучаемся иногда забывать о своих желаниях, для того чтобы не конфликтовать с теми требованиями, которые предъявляет нам социум. Как правило, если человеку известны все три кита, и они плывут в одну сторону, то ни о какой консультации речи не идет. Человек сам выбирает свой путь и, не сомневаясь в нем, идет.

Ирина Ромалийская: А если я могу быть журналистом, хочу быть инженером, а мама говорит, что нужно идти на стоматолога? Что делать тогда?

Александр Сторожик: Вспомните фразу, которую приписывают известному мудрецу Конфуцию: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни дня». И, собственно говоря, наше тестирование, благодаря современным технологиям, основанным на парадоксах и закономерностях связи эмоционального и движения, позволяет ответить на вопрос, что же человек хочет, что ему нравится, вне зависимости от установок, которые присутствуют.

Человек во время консультации рассказывает столько, сколько он сам сочтет нужным изложить. Но, как правило, человек излагает охотно, потому что выявляются важные для него темы, и когда человек узнает, что-то, что ему на самом деле нравится, подтверждается результатами этого теста, его уверенность существенно увеличивается. 

Николай Опанасенко: Когда человек знает, кем он хочет быть, намного легче работать, потому что тогда он знает к какой цели он движемся и ставит срок ее выполнения. Мы смотрим, что для этого надо, анализируем рынок труда, определяем какие параметры должны быть у человека и уже от этого отталкиваемся. Мы либо подыскиваем ему обучающую программу, которая позволит ему трудоустроится на ту должность, которую он хочет, либо, если он по всем параметрам уже подходит, непосредственно ищем работодателя, который его примет. 

Александр Сторожик: Очень часто люди сталкиваются с тем, что пока еще не имеют навыков для желанной работы. В таких случаях я рекомендую, заниматься тем, что приносит деньги, которые потом можно потратить на приобретение навыков того, что нравится. На моей практике уже не одинокий случай, когда люди рассказывали, что эти деньги обеспечивали их хобби, и постепенно они достигали в нем таких высот, что в какой-то момент хобби начинало приносить деньги само по себе. 

Я не хочу сказать, что психологическое тестирование или некий волшебник-психолог может произвести магическое действие, которое тут же в мироздании произведет необходимый эффект. Но эту работу можно сравнить с наличием у человека карты, с помощью которой он может выбрать направление и при желании обойти лес или горку на своем пути и выйти к той точки, к которой он желает с наименьшими потерями и как можно быстрее.

Телефоном к разговору присоединяется Владимир Рыбалкин, координатор направления развития общественного движения в Центре социальной адаптации ветеранов и их семей «Поруч» в Краматорске.

Ирина Ромалийская: Расскажите свою историю.

Владимир Рыбалкин: Я мобилизованный пятой волны. До 2014 года участвовал в больших волонтерских проектах, которые были связаны с АТО

Когда человек возвращается с АТО в мирную жизнь, у него возникают вопросы, связанные с социальной реабилитацией, с тем, что мало что изменяется по всей Украине. Восток живет войной, вся остальная страна мало на это обращает внимания. Поэтому человек, когда возвращается, хочет видеть перемены. Но они происходят не совсем так, как хотелось бы.

До АТО я работал в педагогике, у меня 16 лет стажа. Я был аккомпаниатором педагогической службы в Центре реабилитации детей-сирот. После возвращения с АТО я вернулся на работу. Но вот эти стрессовые ситуации не способствуют дальнейшей работе в сфере педагогики. Хочется видеть изменения в стране и хочется участвовать уже в других проектах, которые могут изменить ситуацию. Работать на прежнем месте не получается.

Ирина Ромалийская: А почему? Это вы на войне приобрели некие новые видения мира или вашей цели, предназначения?

Владимир Рыбалкин: Когда человек находится в АТО, он находится там в состоянии стресса, потому что есть много ситуаций, связанных с риском для жизни. И когда ты находишься больше года в этих условиях, возращение в мирную жизнь очень тяжелое. Это во многом объясняет те ситуации, после которых АТОшникам очень тяжело приспособится к мирной жизни.

Татьяна Курманова: Как вам удалось приспособиться к ней?

Владимир Рыбалкин: Сейчас я участвую в проекте, который организовала общественная организация «Студена». В Краматорске открыт Центр социальной реабилитации ветеранов АТО. Есть проекты, которые подключают ветеранов АТО, для того чтобы они вместе объединялись и меняли ситуацию.

Ирина Ромалийская: Это типичная ситуация для людей, которые побывали на войне?

Николай Опанасенко: Естественно, это типичная ситуация, и не только для ветеранов АТО. Очень многие к этому приходят, просто ветераны АТО, благодаря войне, приходят к этому немного быстрее.

Татьяна Курманова: То есть мы приходим к тому, что война несет не только деструктив, но и какие-то полезные качества и навыки. Можно так говорить?

Николай Опанасенко: Да, война дает какие-то новые навыки, она открывает человека по-новому и люди, которые возвращаются с войны, очень ценный материал для работодателей. Я не понимаю, почему работодатели этого не понимают. Но это, наверное, потому что у нас масс-медиа в свое время, в 2014-2015 году, была раскручена такая аббревиатура как ПТСР. На данный момент можно говорить только о ПТС. И он есть не только у ветеранов. Любое переживание, стресс, то же ДТП или перелом руки, опять же дает ПТС, то есть посттравматический синдром.

Татьяна Курманова: Какие полезные навыки может принести работодателю ветеран АТО?

Николай Опанасенко: Это ответственность, пунктуальность, потому что на войне у тебя нет права на ошибку. Если ты допускаешь ошибку, страдаешь не только ты, но и ребята, с которыми ты служишь. Это более ответственные люди, которые подходят ко всему рационально.

Человек, который возвращается с войны очень ценный для наших работодателей. Если вы хотите что-то изменить у себя на работе — берите ветерана АТО. Во-первых, он будет работать не за деньги, а за свою идею, потому что он уже все в себе переосмыслил и решил, кем хочет быть на самом деле. Если вы, к примеру, возьмете себе ветерана АТО на должность инженера-механика, это будет лучший инженер-механик, который будет за собой тянуть весь ваш проект.   

Во-вторых, люди, возвращающиеся с войны, честные, они чувствуют вранье и неискренность. Они к этому очень восприимчивы, потому что на войне ты более поддаешься инстинктам, и когда ты целый год живешь на инстинктах, это в каком-то смысле тебе помогает.

Александр Сторожик: Я бы хотел немножко сместить акцент. Мы говорили о войне как о факторе. Война — всегда плохо. Лучше развиваться другими способами. Но я бы хотел сказать о стрессе после военных действий. Отношение к стрессу в нашей среде, как правило, изначально негативное. Хотя многие люди говорят, что стресс — это ситуация выбора, и в зависимости от того, как к нему относится, дальнейшая судьба может сложиться еще более удачно либо же идти под уклон.

Телефоном к разговору присоединятся Радик с Волновахского района.

Радик: Я слышал у вас в программе, что ребята, которые возвращались с АТО открывают свой бизнес. Я хотел бы предложить сотрудничество. Я могу сам производить художественную лепку, работать в строительной промышленности. Я могу, если это кого-то заинтересует, с ними совместно открывать свой бизнес, производство беру полностью на себя.

Ирина Ромалийская: Что делать таким, как Радик?

Александр Сторожик: Если вы являетесь ветераном АТО и приняли решение, что хотите открывать свой частный бизнес, самый доступный метод получить инвестицию в свой бизнес — это государственный Центр занятости. У них есть программа для ветеранов АТО — при открытии своего дела выплачивается одноразовая помощь сразу за целый год.

Вторая опция — это очень много грантов на открытие своего личного бизнеса как для ветеранов АТО, так и для переселенцев.

Ирина Ромалийская: А как искать такие гранты?

Александр Сторожик: Для этого надо коммуницировать с такими же, как вы. Если вы являетесь ветераном АТО, то это, естественно, Объединение ветеранов АТО, которое есть практически в каждом городе.

Ирина Ромалийская: А если вы переселенец, напомню, что есть всевозможные организации, которые могут оказать помощь, например, «Донбасс-SOS», «Крым- SOS».

Телефоном к разговору присоединяется Сергей из Краматорска.

Сергей: Тяжело найти работу, потому что у нас в городе находится больше 70 000 переселенцев, плюс неизвестно, сколько неофициально. Я сейчас занимаюсь поиском, хочется найти хорошую работу, чтобы не идти работать за 1000 гривен.

Ирина Ромалийская: А вы уже знаете, чем вы хотите заниматься?

Сергей: Честно говоря, нет.

Александр Сторожик: Когда у человека появляется желание работать, и он четко его понимает — это как реактивный двигатель, который добавляется к его усилиям. То есть жизнь становится немножечко интереснее, а сам процесс не приносит разочарования, а все-таки подкрепляется надеждой к успеху. Единственное, на этом пути есть определенные подводные камни. Первый ученые назвали принципом Паре, который говорит о том, что 20% усилий приводят к результату, а 80% — это усилия, которые могут быть подготовительным этапом.

Также очень важно не забывать о принципе лестницы. Если человек решит запрыгнуть на конец лестницы, естественно, с первого раза у него не поучится, и он только расстроится. Поэтому важно эту задачу разбить на маленькие ступеньки, преодолевая которые повышать свою компетентность и навыки.   

И третий принцип, который мог бы помочь, это принцип трех попыток. То есть, если с трех попыток какое-то дело не получается, возможно, имеет смысл отложить на время движение в этом направлении и отвлечься на что-то другое. Ученые уже давно описали такой парадокс, закон Йеркса-Додсона, который звучит приблизительно так: «Если человек очень сильно заинтересован в каком-либо деле, приобретении или свершении, то волнения, связанные с повышенной заинтересованностью, начинают мешать ему в достижении результатов».

Татьяна Курманова: А куда, например, Сергей может к вам обратиться за практическими советами?

Александр Сторожик: Он на свое усмотрение может обратиться или к консультантам по профориентации по его месту жительства или приехать в Киев, обратиться к Николаю и получить необходимую информацию, которая конкретно в его случае поможет приблизить решение его проблемы.

Ирина Ромалийская: Куда можно обратиться?

Николай Опанасенко: Это проект «Воїну – гідна праця». У нас есть страничка на Facebook, у нас также есть сайт и номер телефона: 099-243-244-1.

Татьяна Курманова: Давайте послушаем историю отдельно взятого человека — Александра Попова из Харькова, который вернулся с войны, но не смог вернутся к своей обычной жизни.

Татьяна Курманова: Какие вы можете дать ему советы?

Александр Сторожик: Прежде всего хочу обратить внимание на то, чем он занимается сейчас. Я не согласен с тем, что его проявившийся талант и готовность помочь своему побратиму, закончится в ближайшее время. Дело в том, что по опыту конфликтов в Европе, после Вьетнамской войны, последствия имеют еще достаточно долгое эхо. Поэтому общественные организации, которые существуют сейчас и которые консолидируют работу в направлении помощи и поддержки, — это первые ростки нового движения, потому как современные реалии диктуют нам одно — надеяться на себя. То, что в процессе поиска работы, он интуитивно нашел и развил в себе организаторские таланты — это, безусловно, очень ценный ресурс, который сейчас недостаточно ясен для Александра.

Татьяна Курманова: А если что-то не получается, если все падает из рук, как не опустить при этом руки?

Александр Сторожик: Одна их возможностей — при желании обратиться к консультантам, которые знакомы с этой проблемой. Второй вариант — обратиться к общественным организациям. Если человек видит, что кто-то смог, у него возникает вопрос: «Если он смог, значит, это возможно». Поэтому в общественных организациях люди помогают собственным примером. И третий нюанс, возможно, сейчас этап, когда его усилия были израсходованы ожиданием. Есть так называемы термин «выгорания», поэтому в данном случае, возможно, имеет смысл немножко отпустить ситуацию.

Татьяна Курманова: Как же все-таки начать зарабатывать деньги тем, что ты любишь?

Николай Опанасенко: Очень большая проблема в том, что нет опыта работы. В этом случае нужно идти на бесплатную стажировку в любую фирму, которая вам нравится. Во-первых, вы посмотрите эту фирму изнутри, подходит она вам или нет. Во-вторых, вы также проверите свое понимание: хотите вы этим заниматься или нет. Пример этому — человек, с которым только что было интервью. На крайний случай у вас появится опыт работы.

Татьяна Курманова: Штатный психолог нашей программы Елена Вострова подготовила советы по обсуждаемой теме.

 

tochy_opory_12.11.jpg

Точки опори // «Громадське радіо»
Точки опори

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.