Как стать успешным после АТО? Не ныть и не жалеть

16 июля 2016 - 18:44 990
Facebook Twitter Google+
Стоит ли использовать боевой опыт в дальнейшей профессиональной деятельности?

liza_nepyyko.jpg

Лиза Непийко // «Громадське радио»
Лиза Непийко

В эфире «Громадського радио» — психолог Лиза Непийко, фронтовик Валентин Диброва, построивший военно-патриотический лагерь в Полтавской области, и Илья Богданов — экс-сотрудник ФСБ, принявший украинское гражданство и воевавший в АТО.

Татьяна Курманова: Мне кажется, залог успеха в правильной социализации. Как вы считаете?

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Лиза Непийко: Мужчине всегда важно быть при деле, в обратном случае его поглощает внутренне состояние. Быть водителем дивана — очень большое искушение, но ни к чему хорошему оно не приведет. Поэтому трудовая и социальная адаптация — это действительно очень важно.

illya_bogdanov.jpg

Илья Богданов // «Громадське радио»
Илья Богданов

Человеку, прошедшему через большие испытания, проще понять, чего он хочет на самом деле.

Татьяна Курманова: Потому что человек в стрессовой ситуации яснее понимает, что является по-настоящему важным?

Лиза Непийко: В том числе. Таких историй очень много — от бизнес-проектов до появления любимого дела.

Виктория Ермолаева: Самое сложное при возвращении из зоны конфликта — переключится. Как это сделать?

Лиза Непийко: Во-первых, необходимо время. Выход из критической ситуации обычно длится в 2 раза больше самой ситуации. Во-вторых, нужна мотивация.

Виктория Ермолаева: Как взрастить в себе мотивацию?

Лиза Непийко: Путем переосмысления жизненных ценностей. Когда ты понимаешь, что жизнь у тебя одна и никто за тебя ничего не сделает, просыпается мотивация. Нужно слушать себя. Психика устроена так, что человеку нужны впечатления и переживания. Все рассказы о том, что человек хотел бы просто лежать и ничего не делать — не больше чем признак депрессивного состояния. Когда человек себя слышит, с мотивацией становится легче. Даже в бизнес инкубаторе перед самими занятиями проводят мотивационный тренинг.

Татьяна Курманова: В чем заключается специфика работы с участниками боевых действий?

Лиза Непийко: Таким людям невозможно врать. Это тренирует умение быть открытым. Кроме того, с ними сложно выстраивать доверительный контакт, но, когда он выстраивается, его нужно ценить.

Татьяна Курманова: Как себя вести близким в такой ситуации?

Лиза Непийко: Нужно давать время и себе, и человеку. Люди часто говорят: «Бедные ребята». Это не бедные ребята, это крутые парни, которые смогли мобилизоваться и защищать свою родину. Нужно меньше ныть. Это жизнь, в жизни бывает разное.

Слушаем сюжет журналистки «Громадського радио» Екатерины Кадер. Александр Волох, ветеран АТО рассказал ей, почему бойцам необходимо проходить психологическую реабилитацию и как использовать опыт войны в мирной жизни.

Лиза Непийко: Очень приятно слышать такие истории. Когда человек находится в постоянном кошмаре, и он не может выйти из этого состояния, бизнесом заниматься не просто.

К разговору присоединяется бывший офицер ФСБ, принявший украинское гражданство и воевавший в АТО, Илья Богданов.

Виктория Ермолаева: Поделитесь своей историей с нашими слушателями.

Илья Богданов: 13 июля 2014 года я приехал в Украину. Воевал сначала в батальоне «Донбасс», потом — в «Правом секторе». Дважды был в донецком аэропорту, был под Иловайском. Потом меня пытались похитить и ликвидировать Моего киллера посадили на 8,5 лет.

В виду моей наивности меня часто использовали политические активисты, пока я не понял, что больше ни в каком социально-политическом театре участвовать не буду.

Виктория Ермолаева: Когда вы демобилизовались?

Илья Богданов: 8 мая 2015 года. Тогда время добровольцев закончилось, формат войны изменился.

Татьяна Курманова: Как у вас проходил период социализации?

Илья Богданов: Мне было тяжело перестроится и понять, что все нужно решать самостоятельно. Полгода я занимался творческими проектами — вел блог с антипутинской пропагандой, участвовал в выборах в Святошинском районе. Потом я начал зарабатывать охранной деятельностью и антирейдерством. Полгода охранял «Славолию» — завод в Славянске. Потом завод «отжали» и начались проблемы. Я работал и курьером, и строителем. Сейчас работаю на автомойке.

Лиза Непийко: Когда человек в армии — он не принадлежит себе. Человек принадлежит системе. Возвращение в мирную жизнь — это возвращение к себе.

Виктория Ермолаева: Илья, вы прибегали к психологической помощи?

Илья Богданов: Нет, я скептически к этому отношусь. Хотя 90% моих снов — о войне.

Татьяна Курманова: Как вы приняли решение перейти на сторону Украины?

Илья Богданов: 13 июля 2014 года я взял отпуск и через 5 дней уже был в Киеве. Я очень хотел попасть на Майдан и очень расстроился, что на тот момент он уже закончился. Раньше я был в правом движении и рассчитывал на революцию в России.

Татьяна Курманова: Но вы же стали сотрудником ФСБ.

Илья Богданов: В 2005 году я ходил с шевроном Федеральной пограничной службы, которой вообще не существовало. За время службы я поменял где-то 5 шевронов, а полиграф впервые прошел в СБУ.

Виктория Ермолаева: Сны о войне — это часть поствоенного синдрома?

Лиза Непийко: Война может снится по-разному. Депрессия может маскироваться под разные состояния. Конфликтность, подавленность и раздражительность.

Виктория Ермолаева: Илья, у вас были эти симптомы?

Илья Богданов: Нет, у меня не было вспышек агрессии. Мне постоянно снится война, но не в виде кошмаров, это сны в художественном жанре.

Татьяна Курманова: Вы считаете себя успешным и социализированным?

Илья Богданов: Со всех иностранных добровольцев в Украине, у меня вторая по успешности история. Я не ждал пока мне принесут гражданство на блюдечке с голубой каемочкой. Я брал на себя ответственность, обращался к общественности и пытался самостоятельно решить эти вопросы.

Татьяна Курманова: Как вы получили гражданство?

Илья Богданов: В ноябре 2014 года мне сказали, что гражданство мне не дадут. Тогда я очень разозлился, но мне удалось проскочить на волне патриотизма.

Слушаем фрагмент разговора с Сергеем Лоскутовым — инженером из Киева, который воевал в 72-й бригаде и написал детскую книгу «Великі собаки бояться маленьких дівчаток» во время активных боевых действий в 2014 году.

Татьяна Курманова: Это действительно успешная история?

Лиза Непийко: Конечно, мы же понимаем, что успех измеряется не деньгами, а тем, на сколько человеку хорошо с собой

Успех измеряется не деньгами, а тем, насколько человеку хорошо с собой.

Виктория Ермолаева: Сталкивались ли вы с такими историями?

Илья Богданов: Я тоже пишу книгу. На фронте я завел блог, где писал какие-то заметки с линии фронта.

Татьяна Курманова: О чем будет книга?

Илья Богданов: Это роман-исследование. Отрывки романа я выкладываю в свой блог.

На связи со студией «Громадського радио» — фронтовик Валентин Диброва, построивший военно-патриотический лагерь в Полтавской области.

Татьяна Курманова: Когда вы демобилизовались? В чем заключается суть вашего проекта?

Валентин Диброва: Перша моя демобілізація була ще у 1991 році. Ідея створення табору виникла, коли я дізнався, що в Полтаві протягом двох років існує такий клуб і вирішив запровадити таку ж ініціативу у своєму населеному пункті. Проекту вже 4 роки. Ми вивчаємо різні речі — від стройової підготовки, завершуючи навиками виживання в дикій природі.

Виктория Ермолаева: Хто у вас займається?

Валентин Диброва: Діти від 10 років.

Виктория Ермолаева: Чи вважаєте ви свою історію історією успіху?

Валентин Диброва: Незважаючи на всі труднощі і нерозуміння важливості цієї справи, вважаю.

Виктория Ермолаева: Як ви долали труднощі?

Валентин Диброва: Допомагали батьки, товариші, фермери і навіть деякі чиновники.

Татьяна Курманова: Лиза, как вы оцениваете эту историю?

Лиза Непийко: Человек занялся любимым делом — полезным и для себя, и для детей. У нас сейчас очень много говорится о психологической реабилитации, но при этом люди забывают о важности социальной реабилитации. Один парень в АТО мне сказал, что лучший санаторий для мужчины — возможность оплатить себе любой отдых.

Слушаем сюжет о бывших добровольцах батальона «Донбасс», которые основали Центр бытовых услуг «АТОшка». Центр будет заниматься социальной реабилитацией бойцов АТО.

Лиза Непийко: Часто воинов АТО не берут на работу. Одной из причин является накручивание этой темы психологами, далекими от того, что там происходит на самом деле.

Виктория Ермолаева: Как справится с отказом в трудоустройстве?

Лиза Непийко: Нужно искать свое место. Переубеждение кого-то — это неоправданная трата времени и нервов.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.