Слушать

Как общаться с людьми, которые не выехали из оккупированных территорий?

23 июля 2016 - 20:30 2575
Facebook Twitter Google+
В рамках проекта «Точки опоры» поднимем тему общения с людьми и родственниками, которые по той или иной причине остались на неподконтрольной Украине территории

13.00anna_mayboroda.jpg

Анна Майборода // «Громадське радио»
Анна Майборода

В нашей студии находятся волонтер «Агитпоезда» Анна Майборода и сокоординатор общественной организации «Права Справа» Дмитрий Снегирев. Также по скайп связи комментировать столь непростой вопрос и давать советы будет психолог Марта Пивоваренко.

Алексей Бурлаков: Насколько важно общаться с людьми, которые проживают на оккупированной и неподконтрольной территориях?

Марта Пивоваренко: Люди, которые сейчас проживают на тех территориях, находятся в состоянии замороженности, они не до конца осознают, что происходит, поэтому для них общение — это необходимый и важный компонент для того, чтобы разобраться в той непростой ситуации, в которой они оказались.

Многие люди, которые подумали о том, что будущее их детей достаточно размыто на тех территориях, уже выехали.

Алексей Бурлаков: Но многие не могут покинуть эту территорию в силу разных причин. Как с ними общаться?

Марта Пивоваренко: В любом случае для них общение важно, это мостик с реальностью. Нужно поддерживать связь хотя бы по телефону.

Кликайте, чтобы оценить этот материалАнна Майборода: Я бы разделила людей, которые остались на неподконтрольных территориях, на две категории: те, которые живут там в силу своих убеждений и те, которые действительно выехать не могут: больные люди, пенсионеры или те, кому некуда переместится. Ведь, к сожалению, четкой программы нашего государства в отношении переселенцев за два года так и не появилось. У людей нет уверенности, что их здесь ждут и примут с любовью.

marta_pyvovarenko_0.jpg

Марта Пивоваренко // «Громадське радіо»
Марта Пивоваренко

Дмитрий Тузов: Когда вы приезжаете на Донбасс, вы чувствуете, что с вами хотят общаться? Вы ощущаете потребность людей в психологической помощи?

Анна Майборода: Да, и правильно сказала Марта, что разговаривать с людьми нужно. В каком формате? К каждому конкретному человеку нужно подобрать свой поход. Когда мы с «Агитпоездом» ездили в Бахмутку, Зайцево и другие населенные пункты, я ставила перед собой задачу общаться с людьми на темы, которые нас объединяют: рассказывать о схожих проблемах, пояснять, что я такая же, как они, что меня тоже в первую очередь волнует жизнь, здоровье, стабильность, будущее детей.

И в общении с этими людьми я старалась не затрагивать болезненные темы, чтобы не устраивать разбор полетов о том, кто виноват.

В Зайцево я сразу очертила свою позицию и сказала: «Ребята, давайте будем говорить о том, что нам нужно сделать, чтобы вам было хорошо».

Еще из моего опыта был случай, когда мы поехали с волонтерами на передовую колядовать на Рождество. И перемещаясь по прифронтовой линии, в Опытном мы увидели гражданских людей, которые ходят по улицам. И представьте, какое было у них удивление, когда они увидели, что из машины вышли наряженные люди и начали для них петь песни, раздавать им подарки. Люди очень обрадовались. В течении 5 минут народ повалил из разбомбленных домов, жители окружили меня и мы вместе колядовали.

Дмитрий Тузов: В чем состоят сложности общения с людьми в прифронтовой зоне и как их решать?

Марта Пивоваренко: Это очень правильно — обращать внимание людей на основные ценности жизни, пробудить их от затянувшейся тяжелой ситуации, от тех ужасов разрушений, которые они видят каждый день. И очень важно показать, что у нас общие ценности, и хоть украинский менталитет и отличается от русского, но это не означает, что это плохо. Это просто другой подход и другое воспитание, и не обязательно искать поводы заострять ситуацию.

Алексей Бурлаков: Как можно обойти темы, в которых могут возникнуть огневые точки?

Марта Пивоваренко: В этом контексте нужно вспомнить о том, почему до сих пор не теряет актуальности тема выплаты пенсий на неподконтрольных территориях. Если человек остается без денег и не может удовлетворить свои элементарные потребности, он дичает и становится способен на ужасное. Если борьба за выживание не актуальна, он начинает думать о будущем. Если мы хоти видеть в людях лучшее, мы должны им дать элементарные потребности.

Анна Майборода: В отношении пенсий хочу сказать следующее: нужно принять решение на уровне государства, и у нас должна быть четкая государственная политика.

Мы все должны желать жить в Украине, в том числе желать этого должны и люди, которые находятся на неподконтрольной территории. И государство для этого должно приложить немало усилий, начиная со стабильности, достатка и д. т. Но заигрывать тем, что мы будем выплачивать пенсии и нас за это полюбят, неправильно.

Дмитрий Тузов: Как сбалансировать эту политику? С одной стороны, на тех территориях остались наши граждане, и мы должны делать все, чтобы они понимали, что Украина их не забыла. А с другой стороны есть часть граждан, которая ненавидит Украину и будет украинские деньги класть себе в карманы, говоря, что «украинцы — дураки, мы против них воюем, а они нам высылают деньги».

Как показать, что Украина сражается и даже в таком тяжелейшем положении и продолжает помогать своим гражданам под оккупацией?

Анна Майборода: Мы должны информационно достучаться на ту территорию и донести четкую позицию нашей страны о том, что у нас есть стратегия.

Второе — это адресная доставка помощи, насколько это возможно.

Конечно, четкого рецепта на сегодняшний момент, к сожалению, нет. Я искренне надеюсь, что решение все же найдется, но те гибели и страдания наших людей не могут быть забыты, и мы не должны заигрывать с остальными, чтобы вернуть умы тех, кто радуется нашим неудачам. Это неправильный путь.

Мы предоставим вашему вниманию сюжет об общении в семейном кругу родственников, которые имеют различные мнения на происходящий конфликт.

Алексей Бурлаков: Что делать, если в одной семье люди придерживаются разных позиций: одни — пророссийской, другие — проукраинской. Правильно ли избегать горячих тем и возможно ли это? И правильно ли переставать общаться из-за политических убеждений?

Марта Пивоваренко: Я сейчас нахожусь во Львове, и когда я начала работать с переселенцами, то столкнулась с проблемой, когда переселенцев здесь воспринимали как людей другим менталитетом. Но нужно отделять сепаратизм от менталитета, ведь менталитет — не выбор. Если человек живет на Донбассе, общается своеобразно, шутит по-другому, у него проскакивают какие-то присущие только этому региону термины, то это не означает, что он плохой.

Анна Майборода: Какая методика будет правильной в общении? Какой должна быть наша позиция?

Марта Пивоваренко: Если человек хочет наладить отношения, то: он не будет искать повода войти в конфликт и кого-то в чем-то переубедить; он не обязательно будет разговаривать на украинском языке, даже если он со Львова; он будет задавать много вопросов, провоцировать собеседника мыслить, включать его логику.

13.30dmytryy_snegyrev.jpg

Дмитрий Снегирев // «Громадське радио»
Дмитрий Снегирев

Дмитрий Снегирев: Я з Луганська, і мені не зрозуміло, коли говорять, що на Донбасі свій менталітет та жарти або якийсь світогляд, який відрізняється від загальноукраїнського. Я не розумію, який водорозділ між мешканцями Донбасу та Львову, це для мене відкриття. В мене наприклад, вся родина виїхала аж до сьомого коліна, як з мого боку, так і з боку дружини.

Дмитрий Тузов: Можливо ви так болісно відреагували тому, що у вас проукраїнська позиція?

Дмитрий Снегирев: Абсолітно ні, не тому. Але психолог чомусь говорить про стереотип мешканця Донбасу, який лузга і плює насіння та спілкується виключено по фєні. Це бентежить.

Ми 24 роки намагалися почути російськомовний Донбас, та ці 24 роки російськомовний Донбас не чув україномовний. А тепер нас знову намагаються посадити за стіл перемовин і примусити поділяти погляди російськомовного Донбасу, який постав проти нас. Для чого це робити? Вони зробили свій вибір.

Також не треба забувати, що пройшло 2 роки окупації, в них і так був промитий мозок, а за ці два роки цей процес ще укріпився. С хлібом-сіллю нас там ніхто зустрічати не буде, давайте знімемо рожеві окуляри.

Анна Майборода: Как не затрагивать самые болезненные стороны в семьях, не поднимать политические темы, а любить друг друга и строить общение на других темах? Или все же кардинально разойтись из-за политических взглядов? Как правильно? Я бы хотела услышать от психолога ответ на этот вопрос.

Я считаю, что все же стоит избегать этих острых тем. Нельзя отказаться от матери, живущей по ту сторону, потому что она мать, какая бы она не была, она вас родила, и элемент заботы и защиты должен быть. С ней не стоит поднимать эти темы о политике, если у нее другая позиция.

Марта Пивоваренко: Постоянно избегать острых тем, к сожалению, не получается. Соответственно, люди общаются на эти темы, слушая друг друга, но не слыша.

Алексей Бурлаков: Что делать, если разговор уже зашел и начинает накаляться?

Марта Пивоваренко: Пытаясь доказать что-то, ты не продвигаешься в этом вопросе, поэтому сделай шаг назад, переведи тему. Правильнее будет задать вопрос, почему эта тема поднимается, ведь это лишь повод поскандалить в семье. За агрессией обычно кроется что-то другое.

Дмитрий Тузов: У вас були спроби спілкуватися з тими, хто підтримав те, що трапилось?

Дмитрий Снегирев: Так, звичайно, всі два роки ми спілкувались і спілкування йде постійно.

Не знаю, зачем за один стол садить тех, кто поддерживает антиукраинскую позицию и украинскую.

Дмитрий Тузов: Потому что эти люди живут в одной семье?

Дмитрий Снегирев: Это уже не семья, это уже разбитая кружка. Это уже противостояние тех воспоминаний, которые уже невозможно стереть или забыть. Наличие именно воспоминаний как раз и предопределяет поведение человека.

Алексей Бурлаков: А если это родители?

Дмитрий Снегирев: Мы уже прошли такие войны, когда семьи находились перед выбором. И если члены семей оказывались по разные стороны баррикад, никогда это не заканчивалось примирением.

Анна Майборода: И все же мы должны быть мудрым по отношению к своим близким и родным. Да, период охлаждения настал, но это время для переоценки ситуации. Навязывать свое решение неправильно.

Марта Пивоваренко: Когда мы проводили исследование, мы пропустили через себя большое количество семей и поэтому можем говорить о статистике. Мы поняли, что разногласия ведут только к обострению ситуации.

tochy_opory_25.07.jpg

How to communicate with a person living in the uncontrolled territory //
How to communicate with a person living in the uncontrolled territory

 

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.