Слушать

Очень важно выйти из состояния жертвы, — психолог

15 июня 2016 - 20:33
FacebookTwitterGoogle+
По словам специалиста, переживая стресс, человек «замораживается». Когда появляется ресурс — вы определились с жильем, общение налажено — могут проявиться приглушеные чувства и эмоции

Психолог, член Украинской ассоциации специалистов по преодолению психотравмирующих последствий Дана Нагорная в программе «Точки опоры» рассказывает, как выходить из стрессового состояния.

Валентина Троян: Вы можете звонить к нам в студию по телефонам +38 (044) 338-82-20, +38 (094) 910-12-20 и +38 (099) 338-50-45.

Кроме того, есть телефоны, по которым вы можете получить индивидуальную правовую и психологическую помощь. В Краматорске — организация «СТУДЕНА», +38 (099) 266-54-23

В Киеве Центр травматерапии «Возвращение», психологическая помощь семьям военных, демобилизованных, раненых, переселенцев, волонтеров, ул. Константиновская, 61, позвонить туда можно по телефону +38 (066) 518-00-06, +38 (097) 580-01-93

Ольга Веснянка: Координатор «Точек опоры» поможет вам найти нужную организации и специалиста или специалистку. Звоните +38 (050) 278-71-95.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Валентина Троян: Вы работаете с переселенцами?

13.00dana_nagornaya.jpg

Дана Нагорная // «Громадське радио»
Дана Нагорная

Дана Нагорная: Да, на данный момент я работаю в Центре психосоциальной адаптации переселенцев в городе Борисполь. Наша работа направлена на то, чтобы люди, которые переехали, «влились» в обычную жизнь. Каждый приезжает со своими историями, травмами в новую среду.

Валентина Троян: Есть ли разница между реабилитацией и адаптацией?

Дана Нагорная: Адаптация — это более комплексное понятие. Реабилитация туда входит. Я бы так сказала.

Реабилитация — это восстановление прерванного потока жизни. Адаптация — это поиск способов находиться в новых условиях и с новым «я», которое родилось после пережитого.

Если образ жизни не соответствует тому, который был, то создать новый, который был бы естественным для человека.

Ольга Веснянка: В Борисполе много людей с вами общаются?

Дана Нагорная: Много. В центре зарегистрировано около 500 человек. Есть люди, которые приходят разово, некоторые постоянно. У каждого свой темп адаптации и свои потребности.

Психосоциальная адаптация — это высший уровень. Первое, что нужно людям, которые переехали, — это восстановить базовые потребности: жилье, питание, работа. Пока базового нет, очень сложно идти на какие-то психологические группы. Все зависит от человека. Кому-то это помогает включится в жизнь и действовать, кому-то нужно почувствовать какую-то опору, а потом уже обратится за помощью.

Ольга Веснянка: Или прийти пообщаться.

Дана Нагорная: Пообщаться — это основное, для чего создан центр. Люди знакомятся, обмениваются контактами, сами себя адаптируют.

Ольга Веснянка: Можете озвучить адрес центра?

Дана Нагорная: Киевский шлях, 127б/1. Такие центры есть также в Краматорске, Старобельске, Мариуполе и Северодонецке.

Валентина Троян: Очень часто люди осторожничают и не спешат обращаться за помощью к психологам. К вам шли открыто?

Дана Нагорная: С опаской. Предубеждения в нашем обществе не зависят от города. Люди считают, что они не больны, а психолог — врач. Есть разные мысли. Кто-то пошел и сказал «приходите», у кого-то уже был опыт.

В наших центрах выдается благотворительная помощь — питание и бытовая химия. Люди мотивированы первый раз прийти. В связи с этим поток увеличивается. Действительно, людям важно обеспечить базовые вещи.

Валентина Троян: Я предлагаю поговорить о реабилитации участников АТО и послушать сюжет о центре, который начал работать два года назад. Сейчас в нем структурировалась программа. Туда будут отбирать бойцов из госпиталей. Мы записали интервью с инструктором, который работает в этом центре.

Ольга Веснянка: Нужно ли разделять медицинскую и психологическую помощь?

Дана Нагорная: Зависит от спектра помощи. Психологическая кризисная помощь нужна в остром состоянии. А реабилитация, фундаментальное восстановление, бойцов проходит по-другому. В работе с переселенцами тоже есть какие-то базовые вещи. Только потом мы поднимаемся на следующую ступень.

Если это восстановление функций, которые влияют на психологическое состояние, то действительно нужно, чтобы человека выписали врачи. А есть кризисная помощь, когда человек в остром состоянии. Там совершенно другие методы и способы.

Ольга Веснянка: А может ли кризисная ситуация случиться с человеком, который не только что из-под обстрелов?

Дана Нагорная: Да. Есть такая тенденция: когда человек переживает стресс, он «замораживается». Если человек попадает в «зону оцепенения», о какое-то время общается, ходит, но функционирует на суженном состоянии. Он мало разговаривает. Эмоции находятся под прессом.

Бывает так, что люди приходят через два года после переезда, и когда начинают вспоминать что-то, начинаются слезы, отчаяния — тот спектр чувств, которые, как они думали, уже пережиты.

Организм знает, что делать. Для того, чтобы выжить, он может быть менее функционален.

Когда есть ресурс, определились с жильем, общение налажено, начинают подниматься чувства. Они могут подняться через год, через два, когда для них есть место.

Валентина Троян: Я слушаю вас и вспоминаю 2014 год, когда в феврале у меня погиб отец, меня что-то «закрыло». Только потом я поняла, насколько правильно отреагировал организм, потому что начинались события в СБУ, начались захваты в городе. Я их не переживала так, как другие луганчане. Я сконцентрировалась на смерти.

Дана Нагорная: Вы сфокусировались на другом. Когда происходит оцепенение, мы «замораживаем» все чувства. Это помогает выживать бойцам.

Ольга Веснянка: Сейчас у нас на связи Светлана, которая вынужденно переехала. Она может поделится своей историей.

Светлана: Я хотела бы выразить большую благодарность нашим волонтерам, психологам, которые находятся в бориспольском центре. Когда переезжаешь в новый город, очень тяжело адаптироваться. Были такие случаи, что ходишь по улицам и чувствуешь никому не нужным.

Когда я узнала, что есть центр переселенцев, сразу стремилась туда. Там встретила психологов.

Мы уже два года находимся в Борисполе. Сейчас ощущаем себя полноценными людьми.

Ольга Веснянка: У вас не было чувства опасения относительно психолога?

Светлана: В моем случае было чувство надежды, что я там найду того, кто меня выслушает, поможет мне. Я в этом не ошиблась.

Валентина Троян: В чем вам помогло такое общение? Оно дало вам уверенность? Подсказало, что есть люди, которые готовы помочь переселенцам?

Светлана: Да, действительно. Переселенец считал себя полноценным гражданином Украины, а теперь у него появляется чувство вины, остается один на один со своими мыслями.

Очень важно, когда есть психолог, с которым можно откровенно пообщаться.

Ольга Веснянка: Насколько легко приходят мужчинам прийти в центр?

Светлана: Мой муж длительное время не хотел посещать центр. Недавно я его убедила. Он очень охотно пообщался с работниками центра. И был приятно удивлен.

Ольга Веснянка: Тема работы с военнослужащими вам, Дана, тоже знакома. К вам приходят военные?

Дана Нагорная: У нас есть в центре психолог Галя Тютюнник. Она жена участника АТО и работает еще и с военными. Наш центр занимается психосоциальной адаптацией пострадавших от психотравмирующих событий в Украине. Он больше настроена на переселенцев, но если есть обращения, то мы готовы принять.

Валентина Троян: Вы еще работаете с родственниками погибших бойцов. Это уже совсем другая специфика?

Дана Нагорная: Конечно. Есть разные истории. Есть случаи, когда у родственников остается гордость за этого человека. Они сталкиваются с бюрократическими трудностями, неуважением, обесцениванием. Социальной поддержки, к сожалению, нет.

Кому-т удается справится, кто-то сталкивается с трудностями.

Валентина Троян: Какая для них программа реабилитации?

Дана Нагорная: Я участвовала в проекте «Родинне коло» от нашей ассоциации. Это выездные тренинги на 3-5 дней в какую-то рекреационную зону. Это комплексная помощь. Люди отдыхают, общаются, чувствуют, что не одни. Они сами друг друга поддерживают.

Программа настроена на отдых. Есть также психологические группы для взрослых и детей.

Ольга Веснянка: Как вы считаете, больше пользы от поездок на вылазки или от переодических встреч у себя дома?

Дана Нагорная: Это разные виды услуг. То, что мы делаем, это сопровождение, чтобы дать ресурсы для самопомощи.

Периодические встречи — это уже психотерапевтическая помощь, более глубокая помощь.

Валентина Троян: Метод «равный равному» может быть эффективен среди переселенцев, семей, у которых погибли близкие?

Дана Нагорная: Я не знаю нюансы этого метода, но знаю людей, которые с ним работают. Это очень эффективно. Слышала, что воин АТО попал по этой программе в центр, он был в плену, у него был психиатрический диагноз, а после программы диагноз был снят полностью.

Человек стал более уверенный и целостный.

Валентина Троян: А у нас на связи Валерий Лавренов из батальона «Донбасс». Он строит реабилитационный центр. Как называется учреждение?

Валерий Лавренов: Центр вже працює. Тут знаходяться поранені хлопці з Майдану і ті, хто прийшов по війні. Центр зветься «Бандерівський схрон». Це Івано-Франківська область. Приміщення нам виділив місцевий священник. Воно 1939 року. Було трохи занедбане. Ми вже зробили косметичний ремонт.

Ольга Веснянка: Це була криївка?

Валерий Лавренов: Ні, криївка є поруч біля нас. У ній в 1951 році були розстріляні хлопці. Тут панує «бандерівський» настрій.

Ольга Веснянка: Яким чином у вас проходять реабілітацію?

Валерий Лавренов: Це туристичні маршрути, які ми пройшли самостійно. Це психологічна допомога. Нарізі центр ще розробляються. У нас є творча криївка. Ми обмінюємося досвідом.

Відвідуємо криївку, гори, Дністер.

Ольга Веснянка: Чи є хлопці, які бачать Карпати вперше?

Валерий Лавренов: Точно є людина з Харківської області. У нас зараз триває фізична трудотерапія. Запрошую приєднатися до нашої спільної праці.

Валентина Троян: Як до вас можна приєднатися?

Валерий Лавренов: Є сторінка у Facebook «Бандерівський схрон». Там вказані всі контакти.

Ольга Веснянка: Чи дійсно працює трудотерапія?

Валерий Лавренов: Так. Ти відчуваєш, що ти потрібен, докладаєш щось для собіподібних, щоб з ними не трапилося такого, щ обуло з першими добровольцями, які повернулися.

Ольга Веснянка: А вы, Дана, применяете трудотерапию?

Дана Нагорная: Когда мы что-то организовываем, то подключаем активных переселенцев. Люди отзываются.

Валерий озвучил основные стратегии совладения со стрессом:

  1. Физика тела;
  2. Творчество;
  3. Общение.

Также это психологи, которые там работают. Есть возможность поделиться, работать с эмоциями. И то, что они чувствуют себя кому-то нужными. Это тоже способ выхода из закапсулированного состояния.

Валентина Троян: Предлагаю послушать советы психолога.

13 441 508_645 260 588 965 031_1 298 562 082_o.jpg

Как научиться использовать собственные ресурсы, преодолевая стресс // «Громадське радио»
Как научиться использовать собственные ресурсы, преодолевая стресс

Ольга Веснянка: Что добавите, Дана?

Дана Нагорная: Я со всем согласна. Это то, с чем обращаются люди. Мы можем работать только со своей реакцией, а не влиять на других. Для меня важна моя реакция. Я не могу сделать больше.

Одна из самых сложных задач — выйти из состояния жертвы. Видя других людей, вспоминая то, что удалось сделать раньше, человек возвращает веру в себя.

Валентина Троян: Есть ли какой-то универсальный способ выйти из состояния жертвы?

Дана Нагорная: Во-первых, осознать, что находитесь в таком состоянии. Пока человек этого не понимает, он не сможет выйти из него.

В любом состоянии есть вторичная выгода. Человеку помогают. Нужно сместить фокус. Как можно получить то, что я получаю в состоянии жертвы, из другого, более позитивного состояния?

Состояние жертвы может тянуться с детства, тогда очень сложно выйти из него.

Валентина Троян: Многие мои знакомые переселенцы совершенно не являются жертвами. Они преуспели. Чем вы можете это объяснить?

Дана Нагорная: Может быть, стресс мобилизовал силы, открыл новые способности.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.