Слушать

Как воспитать и сохранить чувство собственного достоинства. Финальный эфир «Точек опоры»

12 июля 2017 - 17:12
FacebookTwitterGoogle+
Как достойно реагировать на хулу и похвалу? Как не допустить разрушения своей личности на войне и в плену? Об этом говорим с психологом

Гостья эфира — психолог, журналистка и телеведущая Лариса Волошина.

Михаил Кукин: Давайте обозначим, насколько важно чувство собственного достоинства. Что это такое? Это воспитывается?

Лариса Волошина: Достоинство — это важнейшая категория психологии, этики, морали. Психология не говорит, что достоинство — это некое отдельное чувство, такое, как гнев, радость. Это совокупность, целый конструкт. Есть разные предположения о том, что это. Одни психологи считают, что достоинство — это то, что человек воспитывает в себе в процессе своей жизни. Другие психологи, более современные, говорят о том, что достоинство — это врожденное чувство. Основатель бодинамики говорит, что любой человек рождается с чувством собственного достоинства, а потом в процессе жизни у него это чувство воруется. Ценность ощущения чувства собственного достоинства — это некий путь к самому себе, это возвращение к себе. Достоинство — это внутренне ощущение человека ценности человеческой личности, собственной ценности и ценности любой другой человеческой личности. Очень важно понимать, что я не могу быть собой, если я уничтожаю, унижаю другого человека. Если я вторгаюсь в чужое пространство, некомфортно мне.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Если на меня кричат, на меня давят, я вынужден агрессивно защищаться, но потом мне стыдно, больно, неприятно то, что со мной произошло. Неприятно — это и есть унижение достоинства. Достоинство — это ощущать боль не только за себя, но и за то, что происходит вокруг.

Достоинство — это внутренне ощущение человека ценности человеческой личности, собственной ценности и ценности любой другой человеческой личности.

Елена Терещенко: Слово «достоинство» имеет синоним «самооценка». Говоря о достоинстве, мы считаем, что это ощущение присуще позитивным людям, но чувством собственного достоинства в равной мере могут обладать и тираны, и палачи, и преступники.

Лариса Волошина: Достоинство — это ощущение ценности человека вообще, все личности равны и одинаково ценны. Самооценка — это эмоционально окрашенная оценка собственных качеств, действий, целей, она связана с тем, что делаю я. Для любой личности важно ставить цели. Ставя цели, мы повышаем нашу самооценку.

Есть понятие «самодовольство». Это стыд с добавлением гнева на окружающий мир. Это самозащита. Оно конкурирует, а достоинство не нуждается в конкуренции.

Михаил Кукин: У нас есть первый звонок.

Антонина: Я из Красноармейского района Донецкой области. Прежде всего я хотела сказать спасибо. Сегодня подняли самую важную тему. Спасибо! Мне через месяц будет 80 лет. Я знаю, что такое советская власть и другие. У советской власти это было главное оружие. Все эти Голодоморы, Вавиловы сводились к надлому достоинства. Наша сегодняшняя власть еще более успешно использует это оружие, более скрыто, методами игнорирования, вранья, унижения.

Лариса Волошина: Это мнение говорит о том, что достоинство — это внутренний вектор. Слушательница сказала, что игнорирование — это унижение. Это правда. Молчать, отворачиваться, делать вид, что ты не понимаешь, что происходит, — это тоже унижает человеческое достоинство.

Михаил Кукин: Есть еще один звонок.

Сергей: Я работал на аналоге киевской ювелирной фабрики. Платили хорошо. Когда на меня начальник несправедливо наорал, я тут же написал заявление. Спустя год мне сказали, что начальник такая зараза. Они еще его терпели. Почему?

Лариса Волошина: Потеря достоинства и ощущение стыда или вины как расплата за то, что ты находишься в такой ситуации. Человек может либо остановить эту ситуацию, либо выйти из нее. Большинство людей остаются в ситуации по причине того, что бояться утратить контакты. Это глубинное, это детское. Когда маленького ребенка унижают, он физически не может покинуть родителей. Ребенок старается установить связь. Для него это вопрос выживания. Основой потери достоинства является страх перед глубокой печалью остаться самому. Ужас остаться одному преследует человека всю жизнь. Чтобы не переживать нечто подобное, человек готов смириться, промолчать, пытаться уравновесить ситуацию за счет собственных интересов.

Михаил Кукин: Но способность идти на компромиссы не означает потерю собственного достоинства?

Лариса Волошина: Отстаивать свою точку зрения и идти на компромисс — это ассертивное поведение. Я выдвигаю свои условия. Другой человек говорит мне: «Нет, мне так неудобно. Я хочу так и так. Давай договоримся?». Уступки не унижают меня, не нарушают мои границы. Люди с уязвленным достоинством говорят о том, что они не важны, если с ними переносят встречи.

Диалог — это и есть умение сохранять достоинство, потому что достоинство — это понимание своих границ и уважение к границам другого человека.

Елена Терещенко: Какой должна быть реакция на агрессию, чтобы не уязвить себя?

Лариса Волошина: Иногда, когда мы ощущаем агрессию, мы можем подумать, что это о нас.

Михаил Кукин: Или человек действительно может подумать, что он действительно плохой.

Лариса Волошина: Может быть и так. Причины этого тоже из детства.

Михаил Кукин: У нас есть звонок.

Светлана: Особисто для мене почуття гідності — це джерело життєвої сили та впевненості. Як на мене, почуття власної гідності має величезний вплив на сприйняття людьми самих себе і суспільства. Почуття власної гідності — найвища цінність. Так я з раннього віку пояснюю своїй дитині Ростиславу. Нам почуття гідності допомагає впоратися з мінливістю долі. У моєї дитини є досвід перебування в психолого-реабілітаційному центрі «Місто щасливих дітей» в Києві. Там відстоювання самого себе психологи та педагоги розцінювали як неслухняність. Дякую колективу Громадського Радіо за цю програму. Хочеться продовження «Точок опори».

Михаил Кукин: Места детской несвободы — это совсем отдельная тема.

Лариса Волошина: Ребенок бессилен. Возможно, это каприз, но задача адекватного взрослого — встретить ребенка, его агрессию с уважением.

Елена Терещенко: Мы контактируем с разными людьми. Как самосохраниться, исходя из чувства собственной ценности для себя?

Лариса Волошина: Необходимо понять — вы не можете изменить других людей. Если они ведут по отношению к вам агрессивно, это про них, а не про вас. Сегодня есть курсы эмоциональной грамотности, где человека учат высказывать чувства, недовольство, не оскорбляя других.

Говоря о том, что я злюсь, я вас не оскорбляю. Если я говорю, что кто-то меня злит, это оскорбление. Не важно, насколько я права. Вопрос в том, как я это делаю.

Обычно чувство унижения собственного достоинства воспринимается как чувство стыда, обиды. Любое чувство, которое мы испытываем, — это чувство про ситуацию. Первый вопрос — уважать собственные чувства. Они показывают, что в ситуации что-то не так.

Второе — не боятся чувства гнева. Если вы признаете его в себе, вы уже его контролируете. Если мы начинаем думать о чувствах, аффект уходит.

Михаил Кукин: Бывает, когда комплименты заставляют стыдиться.

Лариса Волошина: Давайте послушаем комплимент: «Ты чудесный человек, если бы не твоя лень». Это уже оскорбление.

Самооценка складывается у ребенка в ответ на внешние проявления. Очень часто родители используют свою власть, называют ребенка капризным, плохим. Ребенку очень важно быть признанным семьей. Представляете себе, в каком ужасе находится маленький человечек, если он думает, что мама бросает его, потому что он разбросал игрушки?

Де отримати допомогу

Моя самооценка выше, когда мое «я» реальное соответствует «я» идеальному. Если окружающие систематически видят меня плохой, я свое реальное «я» опускаю ниже. Если человек непонимающе реагирует на комплимент, это говорит о том, что его «я» заниженное, потому что кто-то когда-то дал ему очень грубую оценку.

Михаил Кукин: У нас есть звонок.

Вячеслав: Я слухаю цей проект час від часу. Більшість ефірів були корисними особисто для мене. Хочу подякувати всім, хто працює над цим проектом, і побажати успіхів. Мені була дуже цікава програма про те, як батьківські конфлікти впливають на дітей, про агресію.

Михаил Кукин: Наш корреспондент Андрей Кобалия подготовил материал о чувстве собственного достоинства в местах несвободы, где попраны любые демократические нормы.

Лариса Волошина: Узницы советских концлагерей говорят о театре. Фантазия — это способ уравновесить самого себя, справиться с ситуацией унижения и обрушения собственного достоинства. Есть очень хорошее исследование Бруно Беттельгейма. Он исследовал психологию нацизма, то, как ломается психика. Он приводил примеры. Одного из польских заключенных вызывают. Перед ним два еврейских заключенных, которые уже выкопали могилы. Ему говорят их закопать, он отказывается. Тогда евреям приказывают бить этого человека. Они его бьют. Им говорят его закапывать. Они его закапывают, потом выкапывают. Тогда поляку опять говорят их закопать. Он их закопал молча. Оказаться в ситуации несвободы — это каждый раз двигаться дальше от своей черты.

Нужно помнить, кто ты есть. Человек понимает, что он никогда не позволил бы себе или с собой такого сделать, но вдруг это происходит. Поэтому у человека может начать разрушаться личность. Нужно понимать, что это окружающие, это не он. Это пройдет. Он в ситуации абсолютной несвободы, это про них, а не про него.

Михаил Кукин: Мы еще успеваем поблагодарить наших партнеров. Это Международный медицинский корпус. Отдельное спасибо координатору нашего проекта — Елене Востровой.

12_lypnya.jpg

Важно помнить //
Важно помнить

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.