Слушать

Как выйти из «петли горя» и увидеть новые возможности?

16 ноября 2016 - 20:48 977
Facebook Twitter Google+
Переживая горе, нужно быть внимательным к собственным чувствам и не закрываться в себе: считает психолог

Как обретать новые смыслы и не зацикливаться на негативе, находясь в сложных жизненных ситуациях, в эмоциональном тупике, который в психологии называется «петлей горя»?

Об этом говорим с психологом, психотерапевтом, сотрудником кафедры психологии НПУ им. Драгоманова и исследовательского центра «Реалис» Вячеславом Халанским, переселенкой из Луганской области Еленой и переселенцем Геннадием Караченцевым.

Сергей Стуканов: Что такое «смысл»? Почему он может быть опорой в нашей жизни?

Вячеслав Халанский: Первым, кто обратил на это внимание, был Виктор Франкл. Это один из первых ученых-психотерапевтов, который обратил внимание на смысл как главную потребность человека. Он сам пережил три лагеря смерти. Скорее всего, он там практиковал свою теорию, которую открыл за 10 лет до попадания в концлагерь.

Он понимал под смыслом что-то конкретное. Смысл — это то, что человек открывает, над чем он работает. Смысл жизни приходит изнутри. Когда мы говорим о смысле, мы говорим о ценностях, которые приводят нас к нему.

Сергей Стуканов: Хотелось бы подробнее поговорить о «петле горя».

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Вячеслав Халанский: Многие специалисты критикуют выделение последовательных этапов: некоторые говорят о трех этапах, некоторые — о 10. Из своей практики я вижу смысл выделять стадии, но с определенными особенностями.

Первой обратила внимание на этапы Элизабет Кюблер-Росс. Она помогла понять, как умирают люди. Основные стадии такие:

  • Человек получает новость о том, что он болен, например, раком. Может происходить парализация, шок;
  • Отрицание;
  • Следующей реакцией может быть агрессия. Человек может закрыться, что не очень хорошо. Лучше, чтобы он проявлял эмоции, плакал. Важно обращаться к себе, думать о своих чувствах, но не о том, какого поведения от тебя ждут другие;
  • Депрессия;
  • Выход из горя.

Сергей Стуканов: Есть еще понятие «торг». Насколько важно в ситуации горя продолжать бороться?

Вячеслав Халанский: Человек в состоянии депрессии не будет бороться. Депрессия продолжается, пока человек требует от мира, от людей, чтобы они дали ему желаемое. Виктор Франкл поставил вопрос по-другому: «Что мир хочет от меня?» В Вене к Франклу пришел очень известный врач. Он потерял свою жену. Врач ходил к психоаналитикам, ничего не помогало. Франкл сказал, что видит, как сильно тот страдает, и спросил: «Если бы вы умерли первыми, а не ваша жена, что бы было с ней?». Врач ответил, что она бы этого не выдержала. Тогда к нему пришел смысл, что он, может быть, спас свою жену от большего страдания, чем выдерживает сам.

Торг — это попытка человека, находящегося в стадии депрессии, получить от судьбы желаемое каким-то способом. За хорошее здоровье человек готов вложить миллион долларов в детский дом.

Наталья Соколенко: Эти стадии типичны для всех людей?

Вячеслав Халанский: Многие психологи критикуют эту модель. Скорее всего, речь должна идти не о стадиях, а о задачах на данный период. Многие мои коллеги говорят, что от агрессии можно вернутся к отрицанию.

Сергей Стуканов: Елена, вы переживали эти стадии?

Елена: Может быть, где-то еще я не совсем все это пережила. Где-то еще, может быть, застряла. Так случилось, что я многое потеряла. Я имела все, 12 лет прекрасного брака, дочь, родителей, стабильность, свой бизнес, но в один момент поняла, что теряю точку опоры. В жизнь пришли страх, разочарование. Война, утрата заработка, отец заболел раком, через три месяца мы его потеряли. На тот момент мы с семьей приняли решение не уезжать. Границы были закрыты.

Мы в городе перестали разговаривать с людьми. Чудом у меня была работа. Я преподавала. Мы помогали очень многим людям, у которых не было еды.

На улице я встречала людей, которым нечего есть. Это мужчины, которые имели стабильную работу, хорошие заработки. Я чувствовала разочарование, знала, что не могу помочь всем, мне самой нужна помощь.

Сергей Стуканов: Ощущали ли вы, что смыслы утрачены?

Елена: Это случилось не там. Ты привыкаешь к тому, что есть. Это невозможно пережить в том месте, где я находилась. К моему счастью, меня пригласили отдохнуть в Киев. Мои знакомые оплатили проживание, питание. Случилось так, что начали опять закрывать границы. Мой муж и ребенок остались там. Это май 2015 года. Я не могла связаться с родственниками. Меня трясло, я не спала.

Я не могла вернуться, они не могли выехать.

Буквально за один день мы приняли решение, что они выедут. Когда мы увиделись, это было счастье. Мои сестры, мама остались там. Я переживаю за них.

Только здесь я могла переосмыслить. Нам свойственно искать смысл в материальном. Пройдя все это, я поняла, что смысл — жить и наслаждаться тем, что есть руки, ноги. Потеряно много, но не все. Я здорова, я могу что-то делать.

Наталья Соколенко: С нами на связи еще один гость — бизнесмен из Луганска, переселенец Геннадий Караченцев. Как вы пережили переезд?

Геннадий Караченцев: У нас был бизнес. Я занимался разработкой интернет-сайтов, моя жена — организацией свадеб. Все сбережения мы пустили в свадебный бизнес, но нам пришлось уехать. Мы жили на даче, прятались в подвале. Нас бомбили. Мы поняли, что конфликт не закончится. Мы уехали в Киев к подруге моей жены на две недели. Денег у нас не было. У меня была возможность работать через интернет, но денег было мало, мои клиенты были из России, они пропали.

Потом мы уехали в Каменец-Подольский, где жила моя сестра. Там аренда жилья стоила дешевле. Там прожили полтора года. Потом мы стали на ноги, поняли, что государство не может нам помочь. Платить за квартиру нужно 6 000, а дают 800 гривен на человека. Это смешно. Я понял, что могу рассчитывать только на себя. Сейчас мы живем в Киеве. Я открыл обучающее агентство по IT-специальностям. 

Сергей Стуканов: Что нужно делать человеку, чтобы обрести новые смыслы?

Вячеслав Халанский: Человеку, который переживает горе, нужно «теплое одеяло», близость с собой. Часто люди, которые переживают тяжелые обстоятельства, начинают чем-то активно заниматься, что заканчивается депрессией. Каждое чувство требует внимания к себе. Когда происходит горе, утрата, мы теряем контакт с собой. Мы перестаем чувствовать себя. Я часто говорю свои клиентам: «Если вам хочется лежать в теплой кровати, делайте это».

Наталья Соколенко: Как человеку в сложной ситуации решиться на первый шаг?

Вячеслав Халанский: Нужно найти человека, с которым можно поговорить. Нужно говорить о своих чувствах. Это помогает понять, чего хочет человек. Когда мы начинаем говорить, нам становится яснее, что делать дальше. Спросить себя, чего вы хотите, — это мотивационная точка.

Наталья Соколенко: Елена, вам приходилось действовать по такой схеме?

Елена: Да. Я — преподаватель английского языка. Я очень люблю работать с детьми. Я нашла офис, расклеила объявления. Нашлись дети, начались занятия. Я получала от этого удовольствие.

Сергей Стуканов: У нас есть еще одна история переселенки, которая живет в Луцке. Репортаж о подготовила Арина Крапка.

Сергей Стуканов: Насколько важно для человека оценить опыт выхода из кризиса?

Вячеслав Халанский: Процесс адаптации после кризиса очень важен.

Отсутствие успеха — это новая возможность. Нужно спросить себя, что у меня получается лучше всего. Это фундаментальные вещи, хотя нет тезисов, которые помогут все решить. У каждого человека происходит уникальный процесс. Переживая горе, важно не оставаться одному. В нашей культуре мы часто боимся просить о помощи. Многие мои пациенты утверждают, что боятся говорить о своих психологических проблемах из-за того, что их могут уволить. Но слабость — это одно из качеств жизни.

Если человек не справляется в адаптационный период, нет тенденции к выходу, нужно обращаться к специалисту. В американской классификации болезней есть такой критерий: в течение 6 месяцев после утраты должны произойти положительные сдвиги. Если они не происходят в течение года, наверное, нужна помощь.

Сергей Стуканов: Елена, что бы вы посоветовали людям, которые оказались в сложных ситуациях?

Елена: Никогда не нужно на кого-то надеяться, думать, что тебе должна власть, люди, у которых есть деньги. Это не поможет, пока мы не зададим себе вопрос: «Чего я хочу? Что я могу сделать для себя?». Нужно осознать, то ты сам для себя являешься чудом.

Вячеслав Халанский: Всем нам важно понимать, что у нас всегда есть свобода что-то сделать со своей жизнью прямо сейчас.

Наталья Соколенко: Штатный психолог нашей программы Елена Вострова подготовила советы.

15 129 916_728 094 670 681 622_482 919 721_n.jpg

Советы психолога. Что делать в период трудностей? // «Громадське радіо»
Советы психолога. Что делать в период трудностей?

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.