«Моя війна починається, коли чоловік повертається додому» — дружина фронтовика

04 июня 2016 - 21:46 517
Facebook Twitter Google+
Дружина — це тил, а він дуже важливий для бійця, — підкреслює психолог

Тарас і Зоя — гості студії. (Вони попросили змінити імена заради безпеки). Тарас два роки тому пішов добровольцем захищати кордони України. Зараз він на лікування в Києві і планує повернутися на фронт.

Татьяна Трощинская: Как вы изменились за эти два года?

Зоя: Я нашла в себе силы сопереживать, прощать и терпеть. Мне кажется это самое главное, что я открыла в себе. Когда муж уходит на войну у женщины остается два варианта: принять его решение и всячески ему помогать либо протестовать.

Но второе, мне кажется не имеет смысла.

Татьяна Трощинская: Тарас, вы ощущаете по себе, что семья становится другой?

Тарас: Что касается меня и Зои, я не вижу, что бы что-то поменялось, какой я уходил на войну. такой и прихожу. она так же меня встречает, также любит. Изменения я не вижу.

Зоя: Изменения вижу я. И мне приходится к ним приспосабливаться. Но если любишь своего мужа, то стараешься это принимать.

lyudmyla_grycenok.jpg

Людмила Гриценок // «Громадське радио»
Людмила Гриценок

Людмила Гриценок: Це нормальна ситуація, бо наш герой сьогодні ще не повернувся з війни. Виходить, що Зої сьогодні доводиться розриватися між двома світами: світом миру (подруги, сусіди, колеги) і світом чоловіка, де не все так благополучно. Саме можливість віддзеркалювати почуття мирного світу і військового і створює цю дилему: в якому світі жити.

Зоя дуже мудра жінка, адже до такої позиції, к вона дотримується, люди приходять після тривалих консультацій з психологами.

Зоя: Возможно, это получилось в нашей семье, благодаря тому, что все родственники всячески поддерживают решение мужа и среди моих подруг — однозначное принятие решения мужа и его поддержка.

У нас много знакомых, которые переехали из неподконтрольных территорий. Поэтому мы не делим нашу жизнь на мирную и военную.

Я думаю, что не существует разделения на миры. Сосредотачиваюсь на «мирной» жизни, человек уходит от реальности, как будто проблемы нет. Здесь тоже война за то, чтобы выполнялись всеми законы, чтобы ценности, за которые борются наши военные здесь тоже отстаивались.

Тарас: Зое наверное легче, потому что ей пришлось поменять мировосприятие. Она приезжала ко мне, жила в военной казарме.

Зоя: Ты живешь с этим человеком, ты принимаешь его решение и развиваешь.

Многие военные, которых я знаю, считают, что мужу повезло, потому как я его поддерживаю. И это мне помогает объяснять другим женам военных, как важно быть рядом и поддерживать мужчину, если ты хочешь, чтобы он вернулся домой.

Татьяна Трощинская: Может ли быть так, как было до войны?

Зоя и Тарас: Нет.

Тарас: Война так все поменяла. Обстоятельства поменяли судьбы и философию людей. После войны все не закончится, а только начнется. С войны возвратятся тысячи людей, которые видели смерть. Люди придут и с чем они столкнуться? Социальной защиты нет и начнутся проблемы не только на уровне семьи, но и на уровне государства.

Алексей Бурлаков: Людмила, наверное в истории уже были подобные ситуации, как с ними справлялись на уровне государства?

Людмила Гриценок: В Україні не було нормально структури армії, координації, забезпечення. Коли чуєш, що привозять загиблого бійця, і люди збирають гроші на його похорон, це взагалі вибиває з колії. Але зараз до Міністрества оборони зайшли вихідці з громади — волонтери, які мають створити нормативи, за якими кожен боєць, може отримати належну допомогу.

Тарас: Когда наш боец возвращается с войны, он сталкивается с неустроенным бытом: нет работы, нет денег, когда низкий уровень интеллекта руководителей — ведь интеллигенция тоже сейчас ушла на фронт. И нас разменивают на люмпенов с той стороны.

Мой друг прошел два года войны и не может оформить себе пенсию. Все социальные предложения — только на бумаге. А чиновники говорят: «Вы добровольно шли на фронт? Вы хотели защищать Родину? Защищайте. »

Я согласен, что волонтеры нас вытащили, но волонтеры — это эмоция, а нужна система.

Телефонный звонок: Жительница Луганской области: 25 лет независимости. Не надо говорить, что мы хотим всего и сразу. Дворцы чиновников строятся быстро, а социальные вопросы затягиваются на годы.

Татьяна Трощинская: Наша слушательница подтверждает, что уровень недоверия к власти очень высокий.

Людмила Гриценок: Я стикаюся з тим, що люди, які намагаються щось робити часто стикаються зі шквалом недовіри людей, яким набридло чекати. Вони отримують за тих, хто нічого не робив роками та й зараз нічого не робить. І тут дуже важливо об’єднуватися. Я бачу перед собою родину, яка об’єдналася. Вони знайшли спільну дорогу.

Татьяна Трощинская: Зоя, а как вы решаете проблему недоверия? Тоже иногда накипает? Это не обязательно дома, ведь кругом много несправедливости.

Зоя: Я стараюсь, решать проблемы спокойно. Эмоции забирают слишком много энергии. Нужно видеть просто цель и к ней идти.

Тарас: По поводу доверия: жена Цезаря вне подозрения. Что касается эмоций: меня в шок приводит обычное бытовое хамство в автобусе, на улице.

Сюжет з Краматорська від Дмитра Пальченко

Людмила Гриценок: Дружина, яка не знає, що відбувається з чоловіком, може додумувати події. Цього робити не можна. Важливо розуміти, якщо немає зв’язку, це ще не означає щось зле. Погані звістки завжди прилітають швидко.

А по поверненню у боєць правила виживання на війні часто приносить додому.

Зупинись. Дивись. Плануй. Дій. Довіряй тільки перевіреним людям.

13 340 363_640 349 312 789 492_798 777 156_o.jpg

Что нужно помнить, ожидая близкого человека с войны //
Что нужно помнить, ожидая близкого человека с войны

І добре, коли дружина це розуміє і може організувати йому соціальну підтримку. Можна долучитися до груп взаємопідтримки. Але важливо пам’ятати, що просте виконання буденних справ дуже допомагає. Чіткий план дій на кожен день: провести дітей у школу, наготувати їжу, відвідати батьків — незалежно від того, що відбувається в зоні бойових дій, потрібно виконувати ці завдання тут. Дружина — це тил, а він дуже важливий для бійця.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.