Слушать

Школьники в экстремальных условиях — как учатся дети Донбасса?

14 сентября 2016 - 18:40 427
Facebook Twitter Google+
Как помочь школьникам с Донбасса и на Донбассе учиться, рассказывают отец многодетной семьи Вадим Черкасс с дочерью Оксаной и психолог Ольга Клиндух

1300cherkass.jpg

Оксана и Вадим Черкасс // «Громадське радио»
Оксана и Вадим Черкасс

Михаил Кукин: Вы жили в самом Донецке?

Вадим Черкасс: Да, в самом центре. Уехали сразу, как дети закончили школу, 2 июня 2014 года. Для нас уже с марта было небезопасно, но мы держались.

Михаил Кукин: Какого возраста у вас дети?

Вадим Черкасс: Самому маленькому пять, а старшему тринадцать. Кроме младшего, все пятеро школьники.

Михаил Кукин: Какие есть проблемы со школой, что нужно, чтобы устроиться?

Вадим Черкасс: С устройством в школу проблем практически нет. Есть проблемы с садиком — в некоторых местах нам отказа

Кликайте, чтобы оценить этот материал

ли. Но, благодаря нашей активной гражданской позиции, мы научились защищать свои права, поэтому знаем куда обращаться, и все устроили.

Есть проблема, о которых мы не подозревали в Донецке, но столкнулись в Киеве — тотальные поборы. Каждую неделю надо сдавать деньги, то на какую-то экскурсию, то на учебник, то на доску.

Михаил Кукин: В Донецке таких поборов не было?

Вадим Черкасс: Там все это решалось так, что мы даже не знали. У нас действовала программа шефства — классные руководители искали, например, бизнесменов, которые спонсировали класс, школу.

Многие уроки задают с использованием компьютера и интернета, даже не интересуясь есть ли у ребенка дома нужна техника. «Если не устраивает — уезжайте туда, где будет устраивать», — вот такой цинизм присутствует, не у всех, но есть.

Михаил Кукин: Почему такая разная реакция на переселенцев у разных людей?

1300olga_klynduh.jpg

Ольга Клиндух // «Громадське радио»
Ольга Клиндух

Ольга Клиндух: Каждый человек имеет свой индивидуальный опыт общения с переселенцами, и он не всегда удачен. А его экстраполируют на всех. Мы говорим о предрассудках, и они есть.

Михаил Кукин: Как с ними бороться, и как переселенцам себя вести?

Ольга Клиндух: Когда мы говорим о детях, то нужно найти систему, которая свободна от этих предрассудков. В Киеве есть много школ, можно выбрать.

Елена Терещенко: Оксана, в каком классе ты учишься? Как тебя ребята встретили?

Оксана Черкасс: В 7-А. Встретили нормально. Никто плохого не говорил.

Михаил Кукин: А среди ровесников есть настроение «понаехали»?

Вадим Черкасс: Наверное, это проявляется с лет шестнадцати. Сейчас дети еще очень добродушные и оценивают друг друга по совсем другим качествам.

Ольга Клиндух: Конечно, родителями передаются предрассудки, но вопрос насколько они проявляются.

Михаил Кукин: Слушаем сюжет нашей коллеги Натальи Поколенко о школьниках в Константиновке.

Михаил Кукин: Константиновка очень близко к линии разграничения. Есть ли разница между детьми, которые живут там и теми, кто, например, переехал в Киев?

Ольга Клиндух: Конечно, разница есть. Там они ближе все чувствуют. Дети, которые сейчас живут в Киеве или других городах — для них этот переезд более однозначен. Они меньше рассчитывают на ход назад.

Елена Терещенко: Трудности возникают, когда меняешь любую школу, в каждой свои стандарты. А тут все обучение на украинском языке — с этим были проблемы?

Вадим Черкасс: Здесь случилась такая ситуация, что один из наших детей, с русскоязычной школы, через неделю попал на олимпиаду по украинскому языку — он оказался одним из тех, кто лучше всех знает украинский язык.

Елена Терещенко: У нас есть история многодетной мамы из Авдеевки, точки на линии разграничения, где сейчас большего всего обстрелов. Подготовил Дмитрий Пальченко.

Михаил Кукин: Героиня сюжета решила оставаться в родном городе, а вы приняли решение переехать. Очевидно, у вас есть аргументы?

Вадим Черкасс: Заботиться о жизни и здоровье детей — наша обязанность. Если есть хоть какой-то риск, я просто обязан их вывезти из зоны опасности.

Елена Терещенко: А как объяснить аргумент «мы там никому не нужны» — не могу понять эту позицию.

Ольга Клиндух: Такая позиция есть. Переехали те, кто считает, что они нужны сами себе и своим детям.

Вадим Черкасс: Общался с одним психологом, он объясняет очень просто — это наше общество, как муравейник. Только 10% среди этих муравьев способны искать что-то новое, а 90% привязаны к своему месту. Задача государства управлять этими процессами — дать возможность каждому устроить свою жизнь.

Михаил Кукин: И наша традиционная рубрика «Советы психолога».

14 285 760_692 231 680 934 588_1 262 993 782_o.jpg

Школьники в экстремальных условиях — советы психолога // «Громадське радио»
Школьники в экстремальных условиях — советы психолога

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.