Слушать

Военным нужно проговаривать свой опыт. Так им будет легче, — Старожицкая

18 июня 2016 - 20:52 182
Facebook Twitter Google+
Как бойцы пропускают войну через себя, реализуясь в различных видах творчества? И как искусство может помочь найти выход из кризисной ситуации?

В гостях арт-терапевт, психолог Елена Декар и сценарист, а также писательница Мария Старожицкая. Говорим о том, как различные виды искусства оказывают терапевтическое воздействие на психологическое состояние человека в кризисных ситуациях.

Алексей Бурлаков: Как может помочь искусство?

Елена Декар: Искусство помогает не только в кризисной ситуации, но и в жизни вообще. Когда человек находится в напряженном состоянии, все виды искусства являются дополнительной терапией. Находясь в состоянии творчества, человек уже в более вдохновленном состоянии. Человек может перерасти свой кризис, набраться опыта, ресурсов, чтобы использовать это в дальнейшем.

Мария Старожицкая: Я считаю, что сейчас происходят очень важные процессы. Самовыражение в творчестве сейчас во многом затрагивает тех, кто принимал участие в боевых действиях, вернулся или находится там. Ребята пропускают войну через себя — уже появились песни, фильмы, текстовые рефлексии.  

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Алексей Бурлаков: Говорят ли на одном языке те, кто пишут, с теми, кто читает?

Мария Старожицкая: Думаю, один язык там присутствует. Есть посыл, энергетика сказанного, личного. Есть момент честности. Реакция на эту честность не оставит равнодушной. Любое творчество — это процесс взбудоражить что-то, затронуть струнки души. Ситуация подвешенности и заставляет переводить в творчество все невысказанное и недосказанное, политиками в том числе. У нас нет момента окончания войны.

Ольга Веснянка: Елена, используете ли вы рисунок в арт-терапии?

Елена Декар: Рисунок — один из основных видов арт-терапии. Он позволяет людям в кризисной ситуации обойти своих внутренних «контролеров» и выразить те чувства и эмоции, которые они не могут выражать вербально.

Алексей Бурлаков: А если не умеешь рисовать?

Елена Декар: Рисовать не обязательно уметь. Здесь принцип соприкосновения с рисунком, красками, типами и видами арт-терапии.

Ольга Веснянка: Где можно услышать ваши консультации? С какими группами людей вы работаете?

Елена Декар: Я работаю в Киеве в некоторых реабилитационных центрах, работаю с волонтерами, комбатантами, членами их семей. Много занимаюсь арт-терапией с детьми.

Мария Старожицкая: С бойцами мы еще не работали. Я передавала краски с кисточками моим друзьям. Сейчас бойцы, которые прошли Иловайск, раненные на Майдане, в Ивано-Франковской области в селе Клубивцы строят реабилитационный центр для своих. Там с ними будут работать психологи и тоже будет арт-терапия. Художник Игорь Чернецкий и его жена будут проводить арт-терапию там.

Ольга Веснянка: Елена, что лучше идет с детьми, а что со взрослыми?

Елена Декар: Когда взрослый человек приходит и у него есть возможность пообщаться со своим внутренним ребенком, уже на этом уровне нету различия между детьми и взрослыми. Они все открываются, загораются глаза.

Методы арт-терапии — не только рисование. Это и сказкотерапия, фильмотерапия, танцевально-двигательная терапия.

Ольга Веснянка: Люди приходят на арт-терапию, что им дают?

Елена Декар: Если человек пришел, значит он готов. Он готов к восприятию своего внутреннего состояния, мира вокруг через арт-терапевтическое воздействие. Психолог должен подтолкнуть, предложить различные виды: краски, глину, другие инструменты. И человек интуитивно притянется к тому, что просит его душа.

Алексей Бурлаков: А как подтолкнуть человека к арт-терапии? Как понять, что она ему нужна?

Елена Декар: Я бы сказала, не как понять, что нужна, а какой вид арт-терапии важен для этого человека. Это мастерство психолога, когда он видит канал восприятия человека миром. Если контакт визуальный, будут хороши образные терапевтические воздействия. Если канал слуховой, можно использовать музыкальные.

Алексей Бурлаков: Мария, расскажите о пьесе «Котел», которая об Иловайске. Как вы собирали материал для нее?

Мария Старожицкая: Материал был у меня в голове. Ко мне обратились с предложением сделать интервью со знакомыми бойцами для проекта. Мы провели первую встречу со знакомым бойцом, который был милиционеров в Горловке. Он прошел через Иловайск, вышел из него. Его историю я знала и раньше. Когда он рассказывал и постороннему человеку, режиссеру, это было потрясающе. До всех деталей: «Мы шли ночью на терриконе. Задумывались, как жить дальше, кто кем был в прошлой жизни, как живут на других планетах».

Когда закончился разговор, я поняла, что у меня есть вся история в голове. Я достаточно быстро написала эту пьесу. Главный герой — боец с позывным «Лавр». Есть его прототип Валерий Лавренов. Это боец из батальона, который с Майдана пошел на войну, прошел через все испытания и вышел с группой бойцов. По пьесе в группе есть американец из семьи эмигрантов, бывший донецкий милиционер, девушка-медсестра, поэт. Есть люди с той стороны — российский доброволец, ополченец. Эта история могла быть и на самом деле.

ee581dd4-0750-42d8-9089-388a765b2a9f.jpg

Мария Старожицкая // «Громадське Радио»
Мария Старожицкая

Ольга Веснянка: Легко ли люди, которые пережили военные действия, воспринимают это в искусстве, слышат, видят?

Елена Декар: Не могу сказать, что легко. Но это очень терапевтично. Когда человек, переживший кризис, боль войны, в своем безопасном пространстве еще раз проживает эти ситуации. Если он смотрит фильм, находится в ситуации, отождествляет себя с героем фильма, он находит выход из показанных ситуаций, в своей жизни.

Алексей Бурлаков: А не будет это служить напоминанием?

Елена Декар: Будет. Но человек имеет границы, может чувствовать себя защищенным, проживая это со стороны. Арт-терапия — комплексный вид терапии. Он может использоваться параллельно с другими видами и как отдельный вид.

Алексей Бурлаков: Что именно мы подразумеваем под терапией?

Елена Декар: Это лечение болезненных состояний, психических и психологических болезней.

Ольга Веснянка: Чем делятся, что рассказывают?

Елена Декар: Когда происходит лечение, нету табуированных тем. Есть темы, которые человек может прожить сейчас и темы, когда человеку нужно еще внутренне осознать. Сталкиваешься с особенностями дальнейшей социализации человека, прошедшего кризис. Человек меняется кардинально. Меняется боец, а с другой стороны — меняется его семья. Основная задача здесь —помощь, нахождение общего взаимопонимания.

Алексей Бурлаков: Мария, расскажите об изменениях после арт-терапии?

Мария Старожицкая: Когда ребята вышли в достаточно тяжелом состоянии, я притаскивала психолога к ним. Тогда мне дали рекомендацию: как можно больше разговаривать с ними, пусть они разговаривают. Это нужно всем нам и нужно им. Когда они выговорятся, будет легче. Сейчас отсутствие точки окончания войны, это самая большая проблема. Люди в подвешенном состоянии, в любой момент они могут быть мобилизованы. Эта подвешенность гораздо страшнее. Год назад мы делали ролики «Час повертатись з війни», чтобы люди научились возвращаться. Даже те, кого мы фотографировали, еще воюют. Им не дан приказ возвращаться.

Ольга Веснянка: Елена, стоит как факт принять ситуацию, что есть военные действия?

Елена Декар: Процесс принятия здесь естественный. Существует граница, где мы воюем. Существует часть пространства, где мы живем мирной жизнью. Это нужно принять. С помощью арт-терапии осознание происходит менее болезненно. Это очень экологический вид терапии.

Ольга Веснянка: Елена, сейчас в стране кризис. Стоит ли стараться более позитивно общаться с людьми, которые побывали в зоне военных действий?

Елена Декар: Конечно. На различных этапах терапии используются различные методы. На первом этапе человеку нужно выговориться, даже пугающими словами. Потом его уже на этапах выхода из кризисной ситуации нужно настраивать на позитив. На то, как он может использовать сложный этап жизни, эмоции в своем росте, социальном, духовном, психологическом.

Ольга Веснянка: Что такое сказкотерапия? Речь идет о слове или театре?

Елена Декар: Сказкотерапия — это работа со словом. Театральная терапия — это тот вид, когда человек сам вживается в образ. И на сцене он выводит наружу этот образ. Это можно и соединить: написать сказку и проиграть ее. Можно использовать изобразительные виды, когда, написав сказку, люди рисуют образы на бумаге. А потом и в материале — бумаге, ткани.

Алексей Бурлаков: Предлагаю прослушать сюжет наших коллег из Днепра о том, как участники АТО восстанавливаются с помощью арт-терапии.

Алексей Бурлаков: Елена, мы говорим слова «отвлечь», «успокоить», «вылечить». Все ли люди принимают то, что нуждаются в помощи?

Елена Декар: Принимают. У нас появилась грамотность в этом отношении. Сталкиваешься с тем, как человеку будет удобней пережить эту ситуацию. Тут есть некоторые уловки. Когда говорят: «Я не болен», мы говорим: «Тогда помоги своему товарищу. Ему тяжело». Это хорошо, когда человек переориентируется на другого, может восстанавливать сам себя и помогать товарищу.

Ольга Веснянка: Как вашу пьесу воспринимали военные, которым знакома история в пьесе?

Мария Старожицкая: Хорошо. Эта история важна как факт того, что это нужно всем нам. Чтобы все знали, что это не поражение, а это история предательства, героизма, испытания. Для людей, которые прошли фронт, войну, важно осознать, что они не больны, не ущербны. Один из поствоенных симптомов — заостренное чувство справедливости. Это огромный плюс. Они видят и чувствуют все, что не так, как хотели. И сними рядом те, кому они верят.

Ольга Веснянка: Что помогает социализироваться?

Мария Старожицкая: Человек задает себе вопрос в какой-то момент. Нужно ответить себе, сможет ли жить за себя и погибших, для чего? Для жизни, чтобы, став на новый уровень, стать «суперменом».

Алексей Бурлаков: Важен ли в арт-терапии цвет, формы?

Елена Декар: Цвет очень важен. И это индивидуально. В каждый момент у каждого человека есть своя интерпретация любого цвета.

13 445 854_646 672 552 157 168_1 207 599 983_o.jpg

Искусство помогает преодолевать стресс // «Громадське Радио»
Искусство помогает преодолевать стресс

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.