Слушать

За любой агрессией стоит боль, — психолог

22 июня 2016 - 20:07 880
Facebook Twitter Google+
Психолог Лиза Непийко и ветеран АТО Юрий Михальский рассказывают, как после ужасов войны адаптироваться к мирным реалиям и побороть в себе агрессию

liza_nepyyko.jpg

Лиза Непийко // «Громадське радіо»
Лиза Непийко

yuriy_mihalskyy.jpg

Юрий Михальський // «Громадське радіо»
Юрий Михальський

Сергей Стуканов: Лиза, какова природа агрессии? Откуда она происходит?

Лиза Непийко: Она неоднозначна и дана нам из животного мира. Агрессия нужна для того, чтобы отстаивать территорию, решать вопросы, но бывает конструктивная и деструктивная агрессия. Причины могут быть самые разнообразные.

Сергей Стуканов: Агрессия для социума может играть позитивную роль? В каких случаях?

Лиза Непийко: Агрессия в коллективе вызвана фрустрацией, необходимостью решения конфликтного вопроса. Если агрессия выводит группу на решение, то может быть позитивной. Она тесно связана с границами.

Наталия Соколенко: Юрий, можете рассказать свою ситуацию, когда в мирной жизни агрессия мешает?

Юрий Михальский: Не можу сказати про щось конкретне, таких ситуацій було багато. Мене виводило з себе те, що люди навколо не зовсім розуміють, що у нас справжня війна. Слово «АТО» приїлося, вони і зараз не усвідомлюють, що іде війна. Коли я спостерігав реакцію людей, особливо, коли мені розказували, нащо туди іти взагалі, то були прямі прояви агресії, фізичні сутички. Це тривало не менш, ніж півроку, я не міг заспокоїти протягом тривалого часу.

Сергей Стуканов: Тобто ви розуміли, що агресію потрібно вгамувати, але це не вдавалось, коли була провокація?

Юрий Михальский: Я не намагався стримуватись, толерантність часто призводить до більш негативних випадків, ніж агресія. Я не вважаю, що був неправий. Для мене кордони існують в прямому значенні — державні кордони. Відстоюваня цих кордонів можливе тільки агресивними методами. В 2014 році були важкі часи для нашого батальону. Політика і дії батальону були агресивними, тільки так можна було діяти.

Наталия Соколенко: Эта хронология событий, когда только спустя полгода уравновешивается психологическое состояние, действует?

Лиза Непийко: Если человек длительное время находится в стрессовой ситуации, то выйти из нее — в два раза длиннее. Полгода — это хорошо. Когда человек возвращается с войны, то видит здесь совсем другую жизнь. Понятно, что агрессивная реакция будет основанной у человека, который видел кровь, потери.

Сергей Стуканов: Фрейд назвал агрессию защитным механизмом. Действительно ли так?

Лиза Непийко: Выражение агрессии может быть способом саморегуляции — входить в обычное для него состояние. В некоторых случаях выражение агрессии может быть лучше, чем ее подавление. Подавление и накапливание агрессии приводит к сердечно-сосудистым заболеваниям, заболеваниям нервной системы, депрессии. Выражать агрессию — нормально, нужно искать адекватные и безвредные для себя и окружающих формы ее выражения. Но это касается случаев, когда агрессия адекватна.

Наталия Соколенко: Как определить, нормальный ли уровень агрессии?

Лиза Непийко: Важна адекватность проявлений, есть много тестов на определение, но не стоит их заставлять проходить тех, у кого явно выраженная агрессия.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Наталия Соколенко: Может ли быть тестом отношения в семье, когда жена попадает под горячую руку?

Лиза Непийко: Конечно, это может быть сигналом. Наиболее от агрессии страдают близкие. В таких случаях нужно обращаться к специалисту. Агрессия позитивна, если она способствует росту, но если она идет в деструкцию — нужно разобраться.

Сергей Стуканов: Через ці півроку у вас змінилась ситуація?

Юрий Михальский: Ситуація в свідомості не дуже змінилась, добавились нові жертви. Для себе я зробив висновки. Не можу сказати, що агресія зникла. я просто перетворився з воїна АТО в «диванного» воїна, і саме в цьому напрямку я веду себе навіть іноді занадто агресивно. Я став більш контрольовано проявляти свої емоції.

Лиза Непийко: Вы просто нашли себе занятие, которое как раз связано с отстаиванием границ — юридические вопросы. Возможно, это вам помогло справиться с агрессией.

Юрий Михальский: Так, на мою думку, найкращий спосіб прояву емоцій — фізичний вплив на війні. У мене ще триває реабілітаційний період, не знаю, чи вдасться повернутись на фронт. Інший варіант — спортивний зал.

Лиза Непийко: В Израиле для людей, которые приходят с военных действий, дают рекомендации, чем лучше заниматься. Когда мы находимся длительное время в стрессовой реакции, у нас происходит большой выброс адреналина, снизить его уровень мы можем только через физическую активность. Проблема в том, что при большом выбросе адреналина физической возможности нет. Начинается перегорание. Поэтому спорт — один из самых эффективных способов.

Сергей Стуканов: Будда говорил, что гнев нужно побеждать спокойствием.

Лиза Непийко: Давайте не путать спокойствие с лежанием на диване. Если человек думает, что спокоен, а на самом деле его разрывает и он ничего не делает, то это непорядок. Спокойствия можно достичь благодаря любимому делу, семьи, друзьям, физической активности.

Сергей Стуканов: Юрію, яким чином ви перенаправляєте надлишок енергії?

Юрий Михальский: Віджимаюсь від підлоги, роблю фізичні вправи. А коли організм трохи виснажений, можна зайнятись улюбленою справою.

Лиза Непийко: Также есть приемы саморегуляции, которые помогают успокоится. Например, можно подышать, задержать дыхание на восемь счетов. Так мы просто отвлекаемся. Медитация очень полезна — это концентрация на чем-то. Можно просто сосредоточиться на своем дыхании. Даже если минуту в день сосредоточиться на чем-то, 10 минут — очень крутой результат.

Наталия Соколенко: С нами на связи Олег Иванов — ветераном АТО, сейчас он в госпитале в Чернигове.

Олег, расскажите нам о своем опыте агрессии в мирной жизни.

Олег Иванов: Так, дуже часто. Навіть питання, повторене двічі, доводить до агресії.

Наталия Соколенко: Чи плануєте ви звертатись до психолога?

Олег Иванов: Ні, я сам починав. Але згодом потрібна допомога, підказки, відповіді. Ти їх знаходиш у спілкуванні, сам починаєш регулювати біль в собі. Тепер в мене є більше часу, щоб уникнути конфлікту і не наламати більше дров.

Наталия Соколенко: Лиза, что вы можете сказать? Человек сам понял технологию.

Лиза Непийко: У него было раздражение, когда было непонимание. Человек нашел своих людей, которые понимают важность того, что он делал. И ему легче справляться. Одно из проявлений агрессии — раздражительность, когда начинаешь находиться среди своих, перестаешь это чувствовать.

Сергей Стуканов: Насколько агрессивная реакция связана с привычкой? Насколько трудно приобрести привычку не реагировать агрессивно?

Лиза Непийко: Дело в привычке реагировать адекватно. Агрессивность как черта может быть включена в структуру личности. Агрессия может быть приобретенной, она может быть симптомом ПТСР, определенных травм, но это все нарабатывается. Первый шаг — осознание.

Агрессия может быть приобретенной, она может быть симптомом ПТСР, определенных травм, но это все нарабатывается. Первый шаг — осознание.

Сергей Стуканов: Юрію, як ви реагуєте, якщо хтось закликає вас не проявляти агресію?

Юрий Михальский: Були такі випадки. На це впливають деякі фактори: чи близька ця людина, як вона це робить, а також ситуація — людина може не знати всього і заспокоювати. І це не діятиме.

Крім того, є люди, які здобули агресію на війні. А є ті, які завжди були агресивними. Повертаючись з війни, вони ведуть себе так само, як і раніше. Одягають форму, значки, медалі, вважають, що мають право на агресію. Дуже часто буває, що така людина нічого не бачила на війні.

Сергей Стуканов: А якщо вас закликають не реагувати агресивно не в момент самого конфлікту? Як тоді ви реагуєте?

Юрий Михальский: Якщо це аргументовано, то нормально. Агресія — ситуативні прояви характеру, в такому випадку людина в змозі проаналізувати свої дії та зробити висновки.

Наталия Соколенко: Сейчас мы прослушаем сюжет о переселенце, который две недели пробыл в плену в «ЛНР» и рассказывает, как он смог преодолеть свою агрессию.

Сергей Стуканов: Вы согласны, что бойцу нужно пройти адаптацию перед тем, как попасть в общество?

Лиза Непийко: Я считаю, что не все вернуться травмированными. Для многих война стала способом найти себя по-новому. К бойцам не надо относиться как к больным людям, это украинский менталитет. Но я вижу крутых мужиков, которые способны отстоять границы и в мирной жизни. Агрессия содержит в себе огромное количество энергии, ее можно применить более конструктивно.

Юрий Михальский: Я також підтримую цю позицію. Не всім потрібна реабілітація та психолог. Тут є дві причини: не всі були на передку, таких відсотків 20. Також велика кількість людей сама може справитись. Але майже всі люди, яким потрібна допомога, заперечують це.

Лиза Непийко: Человек пытается избегать разговоров о травмирующей ситуации, это проблема для реабилитации. Тот, кому действительно нужна помощь, не будет ходить по форме. Он может идти в деструктив, не проговаривая это.

Наталия Соколенко: Давайте послушаем советы от нашего психолога Елены Нагорной.

Наталия Соколенко: Как окружению бойцов следует вести себя в подобных ситуациях?

Лиза Непийко: Не надо лезть с успокоениями. Если это близкий человек, нужно пытаться поговорить, выйти на контакт. За любой агрессией стоит боль. мы всегда можем докопаться, что на самом деле болит. Но надо быть очень корректными с расспросами, а это уже вопрос воспитания.

Юрий Михальский: Невтручання. Важливе також спостереження, ми ще зіткнемось, коли після війни будуть суїцидальні випадки серед АТО-шників. Вони вже є. Тому потрібно дуже уважно спостерігати і звертатись лише до професіоналів, переконати бійців звернутись по допомогу.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.