Агрессия помогает выжить на войне, а здесь причиняет много негатива, — ветераны АТО

20 июня 2016 - 18:09
FacebookTwitterGoogle+
Как бойцам вернуться к мирной жизни после войны рассказывает психолог Анна Стативка. Своим опытом делятся ветераны АТО Александр Мартыненко и Сергей Жук

Наталья Соколенко: Почему вообще ставится вопрос «есть ли жизнь после дембеля»?

anna_stativka.jpg

Анна Стативка //
Анна Стативка

Анна Стативка: Как у человека, который два года работает с военными, и ветеранами, и теми, кто сейчас выполняет задачи, и которые только готовятся, вопрос стоит так — как находить в себе какие-то ресурсы, точки опоры, жить осмысленно на каждом из этих этапов.

Сергей Стуканов: Каким образом фронт влияет на человека?

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Анна Стативка: Человек, который попадает на войну, попадает в зону действия совершенно других правил, чем в повседневной жизни. Мир черно-белый, есть свои и чужие, доверяю только тем, кто проверен, совершенно меняются эмоции и их выражения, меняются отношения с людьми.

Это сильно меняет восприятие себя, людей, ценности. Чтобы перейти на эти новые правила нужно немного времени — это залог выживания на фронте. Перестроиться обратно — нужно намного больше времени.

Наталья Соколенко: Как у вас произошло возвращение в мирную жизнь?

Александр Мартыненко: Ты смотришь на человека, просвечиваешь каждого, оцениваешь опасен он или нет. Это не проходит, с этими навыками человек живет всю оставшуюся жизнь. Как с этим бороться? Действительно, очень важен вопрос психологической реабилитации — важно рассказать ребятам что за чем идет, какие периоды. Что это нормально сначала пить несколько месяцев, потом будет повышенная агрессия, потом примирение.

Сергей Стуканов: А повышенная агрессия по отношению к кому?

Александр Мартыненко: То, что помогает выжить там, а это агрессия, здесь причиняет много негатива. Появляется завышенное чувство справедливости. Когда тебя в метро начинают толкать, ты можешь ударить человека даже не задумываясь — это навык, который ты приобрел на войне.

Наталья Соколенко: Вы принимали участие в сьемках ролика про ветеранов АТО?

Александр Мартыненко: Да, проблемы есть и лучше это один раз показать, чем тысячу раз рассказывать. Мы сняли два ролика — первый о бойце, который пришел с войны, где потерял своих друзей. Но в конце он выходит на балкон и видит, что жизнь продолжается. Второй — об алкоголизме, пьянстве. Там показано, что парни, которые погибли, против того, чтобы мы пили здесь.

Сергей Стуканов: Практика психологической реабилитации не развита в Украине. Кто вам помогает?

oleksandr_martinenko.jpg

Александр Мартыненко //
Александр Мартыненко

Александр Мартыненко: Когда мы отправлялись на фронт, то курс психологической подготовки был два часа. Сейчас с опыта американцев, израильтян, грузинов, Кризисный центр психологии делает курсы подготовки психологов для бойцов. Там рассказывают о процессе и этапах социализации. Я сам на них попал, на первый пилотный проект, это очень помогло, расставило все точки.

Анна Стативка: Государственные органы в психологической реабилитации не работают как надо. Но существует уже несколько волонтерских грантовых проектов, работающих по реабилитации ветеранов. Один из них «Равный равному» — ребята в своем кругу готовят инструкторов и могут работать друг с другом.

Также хорошо работает проект «Творча криївка», где занимаются творчеством, рисуют. Есть еще волынский проект, где люди выезжают куда-то в горы. Это намного лучше работает, чем просто приход ветерана в кабинет к психологу.

Сергей Стуканов: Какие этапы проходит военный после возвращения к мирной жизни?

Анна Стативка: Существует пять этапов адаптации к любой ситуации — шок, гнев, депрессия торговля, принятие. В целом этот процесс занимает около двух лет. Мы не можем это ускорять. Только после того как все эти вещи прошли, возвращается какая-то социальная активность. Человек или идет работать, где работал раньше или, как сейчас мы часто видим, ребята начинают заниматься разными социальными проектами.

Наталья Соколенко: А кем вы были до того, как отправились в зону боевых действий?

Сергей Жук (телефоном): По-разному, я служил и на контракте в Чернигове, и работал на стройке. Перед мобилизацией как раз был строителем.

Наталья Соколенко: Почему вы пошли в полицию после возвращения?

Сергей Жук: Меня заинтересовала эта очень престижная работа. Сейчас изнутри я понимаю на сколько масштабной есть эта реформа. Я ни секунды не жалею о том, что пошел в полицию.

Сергей Стуканов: А сколько прошло времени после того как вы вернулись с АТО?

Сергей Жук: Я призывался 10 марта 2014 года, на дембель ушел 10 марта 2015. Набор в новую полицию начался в сентябре 2015, в декабре уже уехал в учебку. В феврале начал работать.

Сергей Стуканов: А как прошли предшествующих полгода?

Сергей Жук: Наверное, это были самые сложные полгода. Было тяжело и морально и физически перестроиться. И на стройке работал, и стоял на бирже.

Наталья Соколенко: Слушаем сюжет нашей коллеги из Краматорска Натальи Поколенко о журналисте Сергее Молоткове, который был мобилизирован и служил в АТО.

Сергей Стуканов: На сколько реально, возвращаясь в мирную жизнь, оставить войну на войне?

Анна Стативка: Для всех это работает по-разному. Если для кого-то метафора «я оставляю войну на войне» работает — прекрасно. Но не для всех это возможно.

Сергей Стуканов: А у вас было желание «отсечь» период АТО, поставить точку?

Александр Мартыненко: Что мы имеем в виду, говоря отсечь? Отсечь ребят, которые погибли — это нереально, они всегда будут перед глазами.

Наталья Соколенко: Слушаем советы психолога Елены Нагорной как вернуться с фронта к мирной жизни.

13 480 518_647 629 455 394 811_916 025 201_n.jpg

Как с фронта вернуться к мирной жизни? //
Как с фронта вернуться к мирной жизни?

Наталья Соколенко: Как нужно людям реагировать на человека в форме?

Александр Мартыненко: Хорошая и адекватная реакция — пожать руку и сказать «спасибо». Этого вполне достаточно.

Анна Стативка: Реакция может быть разной, но здесь важна внутренняя позиция — когда я встречаю человека в форме, мне нужно не бояться или чувствовать вину, а испытывать уважение и признание. Каким бы ни был этот человек, он своим телом закрывал меня от того, чтобы я не сидел в подвалах.

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.