Слушать

Женщина должна быть на войне, она сильнее, — пулеметчик АТО

В чем преимущество женской психологии в боевых условиях и во время адаптации после возвращения со службы в АТО, мы спросили у экспертов в этом вопросе в рамках программы «Точки опоры»

anna_stecko.jpg

 Анна Стецько // «Громадське радио»
Анна Стецько

Нашими экспертами сегодня являются военный психолог и участница боевых действий Оксана Бельская, а также еще одна участница боевых действий, пулеметчик в батальонах «Айдар», «Гарпун» и полка «Миротворец» Анна Стецько, которая 2 месяца назад демобилизовалась из АТО.

Указом министерства обороны Украины № 292 от 3 июня 2016 года женщинам позволено служить в боевых подразделениях вооруженных сил Украины. Хотя они служили там и без этого указа.

Михаил Кукин: Анна, сколько у вас боевого опыта?

Анна Стецько: В общей сложности 2 года. В «Айдаре» я постоянно находилось на передовой, в «Гарпуне» и «Миротворце» — ездила в АТО в командировки.

 

Кликайте, чтобы оценить этот материалАлексей Бурлаков: Чем вы занимались там?

Анна Стецько: Основная моя специализация — пулеметчик, у меня был ручной пулемет Калашникова.

Михаил Кукин: Где вы эту специальность получили — до войны?

Анна Стецько: Нет, но я умела обращаться с оружием с детства, потому что все в семье охотники. Когда я попала в батальон «Айдар» и взяла в руки автомат, то поняла, что для меня он шибко легкий — я его не ощущаю, а РПК — в самый раз.

Михаил Кукин: Чем вы занимались до войны?

Анна Стецько: По образованию я психолог и управленец. Работала в различных сферах — в банках и архивных компаниях.

Михаил Кукин: В чем особенности адаптации женщины к военным условиям, а потом — к мирной жизни?

Анна Стецько: Самая главная особенность — женщина гораздо сильнее морально и психологически.

Особенность женщины на войне — она гораздо сильнее морально и психологически.

Оксана Бельская: Женщина быстрее адаптируется любым к условиям, в том числе и к войне с ее обстрелами. Когда мужчины еще дезориентированы, женщины уже знают, что делать. Так же и по возвращению домой. Да, нужно какое-то время, но оно короче.

oksana_belskaya.jpg

 Оксана Бельская // «Громадське радио»
Оксана Бельская

Михаил Кукин: Насколько мне известно, женщины по возвращению из АТО гораздо реже проявляют агрессию?

Оксана Бельская: Женщина изначально, если смотреть архаику, знает, что ее природная роль — забота и помощь. Она лучше всего себя проявляет в помогающих профессиях: в психологии, в медроте, в волонтерстве.

Михаил Кукин: Психологи говорят, что эмоцию нельзя задавить, можно задавить лишь ее проявление. Не хуже ли, что женщина не позволяет себе расслабится?

Анна Стецько: Она не аккумулирует в себе негативные эмоции, она их чаще и проще выплескивает. А мужчина склонен эмоции держать в себе, следуя за стереотипом — мужчины не плачут.

Алексей Бурлаков: Анна, вы согласны, что женщины хороши в помогающих профессиях? Ведь у вас была не помогающая, а основная военная профессия.

Анна Стецько: У меня была боевая профессия, но никто женщину во мне не отменял. Мужчины ведь как дети, им приходилось помогать.

Анна Стецько: Я — боец, но женщину во мне никто не отменял

Корреспондент «Громадського радио» Ирина Сампан на прошлой неделе ездила в Авдеевскую промзону и оттуда привезла спецрепортаж именно о помогающей профессии в АТО.

В штурмовом батальоне служит единственная женщина, начальница медицинской роты Катерина Луцик.

Алексей Бурлаков: Меняется ли отношение среди мужчин, когда в их кругу на войне появляется девушка? Наблюдается ли у женщин, в свою очередь, потеря женственности?

Оксана Бельская: Когда появляется женщина, ребята стараются подтянуться, быть лучше, аккуратнее, не ругаться, чем-то угостить, легко идут на контакт. На войне женственность не теряется — все с косметичкой.

Анна Стецько: У меня возникло несколько противоречий касательно прослушанного сюжета. А именно — об отношении к мужчинам, которые не хотят воевать. Я пошла на войну, потому что оказалась к ней готовой, но далеко не все готовы. Поэтому я склоняюсь к службе по контракту. Выдернуть молодого несложившегося человека из дому и заставить его идти на войну — это совершенно неправильно.

У нас на телефонной связи есть военнослужащая в АТО Катерина с позывным «Дочка Мельника»

Михаил Кукин: Ви зараз саме в зоні АТО? Що ви там робите?

Катерина: На даний момент я знаходжуся в АТО, я кадровий офіцер-психолог. В армію я прийшла 9 років тому, не будучи психологом, згодом потребуючи знань, пішла вчитися на психолога. Коли почалась війна, я пройшла спеціальний курс організації «Побратими» по виводу бійця зі стану війни, і практикую його більше року.

Алексей Бурлаков: Чи багато звернень до вас серед бійців?

Катерина: Ніколи боєць не піде звертатися до психолога, якщо він кадровий. Тому я пройшла навчання по системі «Рівний рівному» і знаходжусь зараз в зоні АТО. Мені простіше забути, що я офіцер і жінка, стати з бійцями на один рівень, спуститися в окопи і говорити з ними.

Коли я не в АТО, а на службі в постійному місті дислокації, то я як волонтер працюю вже з бійцями, які звертаються до мене. І це вже люди у важкому становищі, які не можуть знайти себе. Вони не можуть знайти спільну мову з жінками та дітьми, і єдиний, хто їх розуміє, це той, хто побував на війні.

Михаил Кукин: Чи є серед ваших клієнтів жінки?

Катерина: Це мої співслужбовці, які також тут були, медики, більш за все.

Михаил Кукин: За вашими спостереженнями, хто більше потребує психологічної допомоги — чоловіки чи жінки?

Катерина: Звичайно, більше чоловіки. Вони отримують більше рівень ПТСР, більше бачать, більше часу знаходяться на війні.

Михаил Кукин: Уже трое психологов сказали, что женщина сильнее.

Алексей Бурлаков: Как вести себя женщине, которая приняла решение идти на вону, и это решение не приняли родные и близкие?

Оксана Бельская: Личность решила идти н фронт. Если есть непонимание окружения, значит была проблема непонимания еще до войны.

Анна Стецько: А как быть мужчине, решение которого не принимают в семье? Я видела, когда мамы делают все, чтобы не принимать решение сыновей, когда жены бросают мужей, потому что им кажется, что мужчина должны сидеть дома и кормить семью. Но все забывают, что он — мужик, и у него есть какой-то свой стержень.

Михаил Кукин: Согласитесь, что непонимание того, что мужчина идет на войну встречается реже, чем непонимание того, что на войну должна идти женщина.

Анна Стецько: За два года своей службы я не услышала ни единого деморализующего слова ни от родственников, ни от знакомых.

Алексей Бурлаков: Правду говорят, что на передовой женские стереотипы не работают, к примеру, требовательность?

Анна Стецько: Работают, я, например, добилась, чтобы мне сделали отдельный умывальник. Если имеется ввиду порядок, то здесь спорный вопрос. Конечно, пулемет должен быть почищен, аптечка должна быть в порядке, потому что лекарства могут понадобится в любой момент, и пацаны должны быть накормлены.

Михаил Кукин: А аккуратность?

Анна Стецько: Все индивидуально. Не факт, что девочки аккуратней.

Оксана Бельская: Девочки устают больше физически, но из моего опыта я знаю, что девочки не лягут спать, не помыв берцы.

Анна Стецько: Есть девочки, которые остаются девочками даже на войне с отдельной комнатой, косметичкой и так далее, а есть те, которые полностью перемыкаются — здесь баб нет, я буду на равных с пацанами.

В продолжении темы предлагаем послушать репортаж нашей корреспондентки Екатерины Кадер, которая познакомилась в зоне АТО с санитаркой 54-й бригады Татьяной Винниченко.

Михаил Кукин: Женщинам не страшно, что к ним на фронте будут приставать с сексуальными домогательствами?

Анна Стецько: Насколько ты себя позиционируешь, так и будет. Изнасилования, конечно, есть, особенно теми людьми, которые долгий период оторваны от реальной гражданской жизни и не видят женщины.

Если ты пришла воевать, к тебе отнесутся как к бойцу, а если — строить глазки, то относится будут соответственно.

Михаил Кукин: Есть такое понятие — полковые жены, то есть женщины, которые идут на фронт, чтобы выйти замуж за успешных военных. Вы таких встречали?

Анна Стецько: Может где-то и есть, но я таких не встречала.

Женщины должны быть на фронте. Это мотивирует мужчин справляться, как справляются они.

Тут другая проблема — мужчины сразу воспринимают женщину на войне в штыки, мол, что ты здесь делаешь? Якобы, женщина должна сидеть дома. Но впоследствии говорят, что женщина должна быть на войне и это мотивируют тем, что когда они видят, что женщина справляется, то и сам должен справляться.

Всеукраинская общественная организация «Побратими» проводит тренинги по психологической реабилитации для женщин после АТО. Телефон 098 662 02 28. Правозащитная организация «Право на здоровье» в Украине помогает молодым девушкам, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах +38 (044) 278 23 58 Если у вас есть вопрос, который вы не успели или смогли задать в прямом эфире, звоните администратору нашего проекта: 050 278 71 95

tochky_opory_kartynka.jpg

Советы психолога //
Советы психолога

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.