«Зачем с ним встречаешься? Он - бомж!» — школьные будни переселенцев в Киеве

23 мая 2016 - 16:45 1599
Facebook Twitter Google+
Не всем переселенцам с первого раза удалось устроить ребенка в школу на новом месте

Вопреки постановлению Минобразования, в котором говорится, что дети из зоны АТО зачисляются в школу без очереди и без документов, дончанин Сергей Шевченко, можно сказать, штурмом брал одну из общеобразовательных школ столицы.

sergey_shevchenko1.jpg

Сергей Шевченко // FB-страница Сергея Шевченко
Сергей Шевченко

Его ребенка не хотели принимать из-за отсутствия у него документов, а еще говорили, что в школе нет мест.

«Были отговорки, что мало мест, что у вас нет документов и только, когда с распечаткой из министерства мы пришли, настойчиво попросили, тогда только взят был мой сын в школу», — рассказывает дончанин.

Сын Сергея быстро влился в коллектив и разные недопонимания с одноклассниками быстро сошли на нет. Но вот представители школьной администрации продолжили давление:

«От учащихся, с которыми он учился, он не чувствовал каких-то проблем. Это в силу того, что он большой и сильный парень, к нему придраться очень тяжело. А вот от администрации той школы, в которой он учился, были некоторые «пробуксовки» — администрация в лице завуча по учебно-воспитательной работе или учителей действовала подспудно, не напрямую, но были разные намеки: «Ты с Донбасса, такой-сякой» Чувствовалось небольшое давление».

Сергей приводит два примера, в которых налицо дискриминация ребенка по территориальному признаку. Примечательно, что она не со стороны ровесников, а со стороны взрослых людей с педагогическим образованием.

«Проходит классный час, приходит завуч, они сдают телефоны, чтобы они не разговаривали по телефону. Завуч ведет классный час и машинально теребит телефоны каждого. Берет телефон моего, который в обложке с украинской символикой и начинает язвительно на эту тему проходиться: «А зачем ты украинскую символику одел? Ты нам что-то хочешь показать? И тема развивается — что ты делаешь это специально, что на самом деле ты — скрытый сепаратист. Это не такими словами, но в 11-м классе уже взрослые дети и все это понимают прекрасно», — говорит Сергей Шевченко и тут же вспоминает второй случай:

«Он встречался с киевской девочкой из смежного класса. У них отношения, они общаются…И эта девочка рассказывает: меня подзывает завуч и говорит «Зачем ты с ним встречаешься? Он — никто. Он — бомж».

По роду деятельности Сергей каждый день общается с детьми-переселенцами. В международной организации Вин Чун Кунг Фу Ушу «Дом Вечной Весны», которую он возглавляет есть группа для реабилитации детей-переселенцев. Он общается с ними, с их родителями. И, опираясь на свой педагогический опыт, уверяет: те случаи, о которых он рассказал, типичны не только в отношении детей-переселенцев, а и для любого школьника.

«Школа сама по себе и довоенного образца, я говорю сознанием дела — я проработал в школе шесть лет в качестве преподавателя – это, скажем так, сложная система репрессивного характера. Мы же прекрасно понимаем, что коллективы не везде идеальные, я имею ввиду учителей и административных работников. Не везде можно назвать эти коллективы педагогическими в прямом смысле слова, которое мы вкладываем в понятие педагогики»

Сергей Шевченко подчеркивает, восприятие детей-переселенцев в классе во многом зависит от настроений педколлектива. В его «Доме Вечной Весны» сейчас занимается сборная группа из 15 детей. В ней занимаются и дети-переселенцы, и киевляне, и дети с отклонениями в развитии.

Группа создавалась с целью помочь детям из зоны АТО адаптироваться и подружится с киевскими сверстниками. Те ученики, которые приехали из Донбасса ранее серьезно боевыми искусствами не занимались. Сюда пришли исключительно для того, чтобы пройти курс реабилитации, вернуть внутреннее спокойствие.

По словам Сергея Шевченко, у этих детей произошел двойной стресс: к стрессу от нового места добавляется стресс от потери дома.

«Любой ребенок, который приходит с насиженного места в новое, он потенциально уязвим, пока не освоится, не вольется в коллектив. А здесь у нас ситуация двойная-тройная: он не просто в мирных условиях переехал, оторвался — он переехал в состоянии стресса. Некоторые даже побывали под артобстрелами и видели именно ужасы войны, бежали из дома в момент «горячих» часов».

Группа для реабилитации детей-переселенцев существует полгода. Недавно в разговоре с родителями Сергей подвел итоги, обсудил, как занятия повлияли на поведение его учеников.

«Есть благоприятный результат, дети стали более устойчивыми к психологическим моментам, эмоциональным, стрессовым и так далее. Начинают вытеснять позитивным настроением тот негатив, с которым ребенок приехал, который давил его. Если говорить о его социализации, то во многом по сравнению с тем, что было в начале, они смогли их перерасти, смогли заявить о себе в коллективе, стали более уважаемыми, его стали», — говорит он.

Почему так происходит? Потому, что люди чувствуют, что в человеке есть внутренний стержень. Если он сломлен, говорит Сергей, то к человеку, в нашем случае к ребенку, будут приставать сверстники, чтобы, образно говоря, этот стержень доломать.

«Занятия помогают выработать внутренний стержень, который был потерян при стрессовых ситуациях. Вот от чего происходит конфликт? Люди, и дети, как животные, руководствуются ощущениями. Они чувствуют объект для насилия и давления. Они чувствуют, как мы говорим, запах страха».

У сына Сергея Шевченко все сложилось хорошо: он поступил в университет и там вопрос о его прописке уже не поднимался. Руководитель «Дома Вечной Весны» уверен, что это произошло потому, что он помог сыну не утратить, не сломать тот самый внутренний стержень. Хотя, и не скрывает: бывали случаи, когда они были близки к поражению.

Валентина Троян из Киева для «Громадського радіо»

 

Оцените этот материал и предложите свою тему для программы

«Громадське радио» советует, где искать помощь в сложных ситуациях.

Этот материал был создан при поддержке International Medical Corps и JSI Research & Training Institute, INC, благодаря грантовой поддержке USAID. Взгляды и мнения, высказанные в этом материале, не должны никоим образом рассматриваться как отражение взглядов или мнений всех упомянутых организаций.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.